Семь иудейских праздников

22-12-2013, Комментариев нет Просмотров: 1 282

Вопрос об иудейских религиозных праздниках интересен сам по себе, да он и актуален, так как тесно связан с новозаветным исполнением всего того, что в символах, в прообразах и во всех церемониях совершалось в ветхозаветном служении. Давайте рассмотрим все праздники. Мы коснемся только религиозных праздников, которые имеют какое-то символическое значение. Главного праздника – еженедельной субботы — мы касаться не будем. Это особая тема.

Итак:

1 Пасха

Из всех религиозных годовых служений Пасха была одним из первых праздников.

Особенность этого религиозного праздника заключалась в том, что он был связывающим звеном прошлого с будущим. Праздновалась Пасха в память освобождения детей Израильских от египетского рабства. Это напоминание о прошлом. Прообразно же она праздновалась для того, чтобы иметь представление о Пасхальном Агнце, представленном Христом, Который Своей Кровью покроет грехи раскаявшегося грешника и даст истинное освобождение от рабства греха всякому, кто возложит свое упование на Него. Мы читаем:

«Избавьтесь от старых дрожжей, чтобы стать новой опарой теста, ибо вот что представляете вы собой как верующие: хлеб без закваски. Ибо Христос, наш Агнец пасхальный, был отдан на заклание (1 Кор. 5:7) (совр. пер.).

Пасху праздновали ранней весной.

До освобождения народа Израильского из Египта — новый год начинался осенью (Исх. 23:16; 34:22). Но когда Господь вывел израильтян из египетского рабства, то он стал праздноваться в месяце Авиве или Нисан. Господь сказал: «Месяц сей да будет у вас начальным между месяцами» (Исх. 12: 2). Месяц Авив совпадает с концом Марта и началом Апреля.

В третий день Авива избирали Пасхального Агнца и отделяли его от стада до четырнадцатого дня, а в четырнадцатый день его заколали. Для заклания Агнца назначали определенный час, «а затем он заколался вечером» (Исх. 12:2). А точней, около девятого часа дня, что соответствует трем часам пополудни нашего времени.

Мясо испекали на огне целиком, ни одна кость его не должна была сокрушаться. Если же семья была маленькая, то несколько семей могло собираться для празднества. Агнца должны были съесть с пресным хлебом и горькими травами.

Пресный хлеб напоминал о поспешном выходе их Египта, когда дети Израильские забрали свое тесто, прежде чем оно успело вскиснуть, «квашни их, завязанные в одеждах их, были на плечах». Пресный хлеб также изображал состояние тех, кто был оправдан кровью Христа, действительного Агнца (Исх. 12: 1-46). Таковым Господь говорит:  «Посему станем праздновать не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины» (1 Кор. 5:8).

Во время праздника не только нельзя было есть кислый хлеб, но даже ничего квасного не должно было находиться в домах в продолжение целой пасхальной недели. Все годовые празднества были как пророческими, так и прообразными. Пасхальный агнец, закалавшийся каждый год, был тенью «Христа, Который суть наша Пасха», закланный за нас; и тот факт, что агнец мог быть закалаем только в четырнадцатый день месяца

Авива, был пророчеством прообразного Пасхального Агнца, Который должен был отдать Свою жизнь за грехи всего мира в четырнадцатый день месяца Авива.

Одним из неоспоримых доказательств того, что Христос есть Мессия, является то, что Он умер на кресте в тот самый день, и в то самое время дня, о котором Бог сказал, что должен быть заклан Пасхальный Агнец. И Он восстал от смерти в тот самый день

месяца, когда было потрясение первых плодов для всех веков. Сам Бог установил определенную дату для совершения всех годовых жертвоприношений. Тот день года, в который должно было отмечаться годовое жертвоприношение, был прямым пророческим временем, когда прообраз должен был встретиться с Тем, на Кого он указывал.

«Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1 Кор. 5:7).

Вот она хронология. С праздника Пасхи начинался религиозный год. Со смертью Христа начиналось служение, то служение, на которое указывали как Пасха, так и последующие праздники.

2 Праздник Опресноков

Праздник опресноков начинался с 15 дня месяца Авива или Нисана и продолжался в течение семи дней:

«А в пятнадцатый день того месяца будет праздник пресных хлебов; этот праздник продолжается семь дней, в которые надо есть хлеб, испечённый без закваски (Числ. 28: 17).

Опресноки ели вместе с пасхальным агнцем, однако праздник опресноков начинался после Пасхи. Много жертв приносили в каждый из этих дней, а также приносили семь агнцев. Первый и последние дни праздников были соблюдаемы израильтянами как церемониальные субботы.

Вся иудейская система богослужения составляет краткое пророчество о Евангелии. И каждое служение, которое было повелено Богом в иудейской системе, было или тенью служения нашего великого Первосвященника в небесном святилище, или служением, непосредственно относящимся к земному обществу, за которое Он ходатайствовал.

Поэтому особое значение придавалось тому факту, что в продолжение столетий, день следующий за Пасхой нужно было соблюдать как субботу.

В тот год, когда Спаситель был распят, Пасха выпадала на пятницу, в шестой день недели. И неслучайно было то, что церемониальная суббота, пятнадцатый день Авива совпал с седьмым днем, субботой Господней. Это была встреча тени с телом. Иоанн потом напишет:

«Та суббота была великим днем» (Иоан. 19:31). Этот термин всегда употреблялся для обозначения годовой церемониальной субботы, которая совпадала с недельной субботой Господней.

В то время, когда заходящее солнце вещало миру о наступлении святой субботы Господней, Сын Божий с Голгофского креста провозгласил работу искупления завершенной. Та работа должна была оказать влияние на весь мир, хотя люди и не понимали значение таинственного слова «СОВЕРШИЛОСЬ!».

Богом было предназначено, чтобы это выдающееся происшествие могло быть признано человечеством. И в то время, когда живые люди смотрели на эту сцену и не сознавали ее значения, тогда спящие святые были подняты из своих могил, чтобы провозгласить эту радостную весть (Лук. 23: 50-53).

Работа искупления была завершена в шестой день, и подобно тому, как Бог почил от дел творения, так и Иисус покоился в могиле Иосифа в продолжение таинственных часов святой субботы.

Второй день праздника опресноков был днем принесения первых плодов. Это служение было очень важным, и оно отмечалось особо в отличие от всех остальных празднеств. В продолжении семи пасхальных дней народ ел опресноки. Число семь обозначает полное число, и оно является подходящим прообразом той жизни, которой должен вести каждый, кто признает Христа, как свою Пасху и имеет благословенное уверение в том, что его грехи покрыты кровью Спасителя.

3 Принесение в Жертву Первого Плода

Когда колышущиеся золотые колосья нивы провозглашали время приближающейся жатвы, в то самое время в храме совершаемо было служение принесения первого плода Господу. И в то время, когда народ Израильский совершал путешествие по направлению к Иерусалиму, чтобы побывать на Пасхальном празднестве, то дорогой, которой они шли, встречали поля с золотым ячменем, колосья которого от тяжести зерен склонялись до самой земли. Но серп не должен был касаться нивы, и ни одно зерно не могло быть употреблено в пищу до тех пор, пока первый плод не был принесен пред Господом.

Принесение первого плода совершали в третий день Пасхального Празднества. В четырнадцатый день месяца Авива, или Нисана ели Пасху, в пятнадцатый день была Суббота, и в шестнадцатый день, или как Библия говорит, что «на другой день после субботы, приносили первый сноп пред Господом» (Лев. 23:5-11).

Это богослужение было прекрасным. Священник, одетый в свои священные одежды, входил в храм, держа в руке сноп созревших колосьев. Здесь он останавливался перед золотым жертвенником и потрясал колосьями пред Господом. Эти первые колосья были залогом обильной жатвы, а потрясание ими обозначало благодарность и хвалу Господу жатвы. Потрясение первого снопа было основным служением того дня, но кроме этого еще приносили агнца в жертву всесожжения. Ни одна частичка из снопа потрясения не должна была быть сожжена на огне, так как сноп потрясения был прообразом воскресших существ, одетых в бессмертие, которые никогда не станут подвергаться смерти или тлению.

В продолжение столетий Бог встречался со Своим народом в храме и принимал их жертвы хвалы и благодарения. Однако пришло изменение. Когда Христос умер на Голгофском кресте и завеса в храме разорвалась на части, тогда сила служения в храме пришла к концу. Иудеи, как и прежде снова заколали своих пасхальных агнцев, но служение это было посмешищем, потому что в тот год в четырнадцатый день месяца Авива – «Христос — Пасха наша был заклан за нас». Иудеи соблюдали лишь пустую форму субботнего дня, который следовал за Пасхой; Богу же было приятно соблюдение субботнего покоя так, как праздновал его Христос и Его последователи.

В шестнадцатый день месяца в тот год, когда умер Спаситель, иудеи, в оставленном Богом храме, совершали пустые формы, принося в жертву колосья, в то время как Христос, на Которого указывал этот прообраз,  восстал от смерти и стал первенцем из умерших. (1Kop. 15:20). Здесь прообраз встретился с Тем, на что он указывал (тень встретилась с предметом).

Священник не входил в храм с одним колоском, но он потрясал пред Господом рукой наполненной колосьями; также и Христос не один вышел из могилы, но «многие тела усопших святых воскресли и вышли из гробов по воскресении Его» (Матф. 27: 52-53).

Тем временем, как иудеи приготавливались совершить пустое служение принесения первого снопа в Храме, а римские солдаты говорили людям, что ученики украли тело Иисуса, эти воскресшие святые шли по улицам города, всем провозглашая то, что Христос действительно воскрес (Матф. 28:11-15).

Бог никогда не испытывал недостатка в свидетелях. Когда живые существа оставались немыми, Он разбудил усопших святых для совершения предназначенной Им работы. В прообразном служении сноп потрясения в храме, Христос — для исполнения сущности всего служения — должен был представить Себя и группу тех, в первом отделении небесного храма.

Рано утром, в день Своего воскресения, когда Иисус явился Марии, она упала к ногам Его, чтобы поклониться Ему, но Он сказал ей: «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и к Богу вашему» (Иоан. 20: 17).

Этими словами Христос известил Своих последователей о великом происшествии, которое должно было совершиться на небе, и Он надеялся на их участие в этом чудесном торжестве всего неба, но, как и тогда, «когда они спали в саду, в ночь мучительной агонии Христа, и не проявляли к Нему своего сострадания» (Матф. 26:40-44), так и теперь ослепленные неверием, они не могли разделять радости великого торжества Спасителя.

Но немного позже в тот же самый день Он явился Своим ученикам и разрешил им прикасаться к Его ногам и служить Ему (Матф. 28: 9), показывая тем самым то, что Он уже восходил к Отцу Своему.

Первые три дня Пасхального празднества изображали чудесные происшествия в работе нашего Спасителя. Первый день изображал Ему ломимое тело и пролитую кровь, а за день до того, как Тень встретилась с Телом, Христос собрал Своих учеников вместе и установил трогательное памятное служение вечери Господней, и воспоминание Его смерти и страданий доколе Он придет во второй раз. (Матф. 26: 26-29).

4 Пятидесятница

Пятидесятница — это праздник, имевший место на пятидесятый день после потрясения первого снопа (Лев. 23: 16), и он был последним годовым праздником в первом полугодии. (Деян. 2:1). Этот праздник назывался также праздником седмиц, потому что семь недель оставалось в промежутке между этим праздником и праздником Пасхи. (Втор. 16:9-10). Этот праздник назывался еще праздником жатвы т.к. он начинался в конце жатвы. (Исх. 23:14-16). Праздник Седьмиц был одним из годовых празднеств, когда каждый израильтянин должен был предстать пред Господом в Иерусалиме.

И когда народ израильский совершал путешествие по направлению к Иерусалиму, чтобы побывать на этом празднике, то по обе стороны дорог прохожие могли видеть созревшую ниву, из которой виднелись колосья готовые для молотьбы.

Во время пасхального празднества еще нельзя было сказать ничего определенного относительно грядущей жатвы, т. к. она могла быть повреждена прежде своего сбора. Но теперь плоды жатвы были уже в их обладании и люди могли употребить их для удовлетворения своих нужд, а также для продвижения работы Господней. И никто не должен был предстать пред Господом с пустыми руками. В это время они должны были принести не просто несколько колосьев, как это делалось в весеннее время, но они должны были принести добровольное приношение от всего того, чем благословил их Бог. (Втор. 16: 10).

Этот праздник иногда назывался днем первых плодов. (Числ. 28: 26), т. к. сыны израильские должны были в это время приносить добровольное жертвоприношение Господу. Это было время великого празднества для всего общества, в котором участвовали левиты, а также все бедные и угнетенные.

Богослужение Седьмиц, или Пятидесятницы продолжалось всего один день. Много жертвоприношений было принесено в храм в тот день, среди них так же было принесено два хлеба возношения, которые потрясались пред Господом. Праздник Седьмиц  праздновали как годовую субботу, и в этот день назначали святое собрание (Лев. 23: 15-21).

При Своем вознесении Христос заповедовал Своим ученикам, чтобы они научили все народы. Они должны были понести Евангельскую весть всему миру. Результатом трехлетней работы Христа была всего лишь небольшая группа верующих учеников. Но когда Пятидесятница полностью пришла, или другими словами, когда семя посеянное Сыном Божьим, в продолжение трех с половиной лет полностью взошло, тогда наступила жатва. (Деян. 2:41).

В прообразном праздновании праздника жатвы народ израильский приносил добровольные жертвоприношения. Те же, которые принимали Дух первоначального праздника, Жатвы или Пятидесятницы, «продавали свои имения» и вырученные деньги отдавали для распространения работы Божией. Эти приношения помогали  ученикам быстро распространять работу, так что в течение 34-х лет они могли сказать, что каждое существо под небом, слышало евангельскую весть (Кол. 1: 23).

5 Праздник Труб

У древних Израильтян труба использовалась не только как музыкальный инструмент, но также занимала важное место в религиозных и гражданских церемониях. Она ассоциировалась со всей жизнью народа Израильского. Ее использовали в дни радости и в торжественные дни; а в начале каждого месяца она звучала над их приношениями жертв всесожжения и мирными приношениями. Она должна была служить Израильтянам напоминанием о Господе, Боге их (Чис. 10:10).

Повинуясь повелению Божию, Моисей сделал две серебряные трубы, чтобы использовать их для созыва общества, для снятия станов народа Израильского (Чис. 10:2). Когда священники трубили в обе трубы, то весь народ должен был собираться у входа в скинию; если же трубила одна труба, то на нее откликались только князья (Чис.10:2 — 8).

Звук для созыва религиозных собраний отличался от звука тревоги, который трубили для сбора войска на войну. Бог обещал, что когда они будут трубить тревогу, то будут «воспомянуты пред Господом» и будут спасены от врагов своих (Чис. 10:9).

Во времена Соломона проявилось великое искусство звучания труб так, что звуки от ста двадцати труб сливались в «один голос» (2 Пар. 5:12-13).

Когда Бог пожелал собрать воинства Израиля у подножия горы Синай для слышания провозглашения Его святого Закона, вышел из среды славы Господней, покрывавшей гору, «трубный звук весьма сильный», и народ убоялся. И по мере того, как «звук трубный становился сильнее и сильнее», даже Моисей, святой человек Божий, сказал: «Я в страхе и трепете» (Исх. 19:16, 19; Евр. 12:21).

Бог все устроил так, чтобы каждый звук трубы, производимый Его народом для радости ли или для печали, для поклонения или на войну, должен быть памятником, или напоминанием, о силе и способности Бога утешать, поддерживать и защищать Свой народ, «и это будет, — говорит Он, — напоминанием о вас пред Богом вашим. Я Господь, Бог ваш» (Чис. 10:10).

Хотя народ Израильский часто слышал звук трубы, тем не менее, был отведен один день в году специально для цели звучания труб. Об этом дне Господь сказал: «И в седьмой месяц, в первый день месяца, да будет у вас священное собрание; никакой работы не работайте; пусть будет это у вас день трубного звука» (Чис. 29:1). Начало каждого месяца года оглашалось звуком трубы (Чис. 10:10) и приносили одиннадцать жертв. Но в первый день седьмого месяца в дополнение к одиннадцати жертвам, которые закалывали первого числа каждого месяца, приносили еще десять других жертв (Чис. 28:11 — 15; 29:1 — 6). Этот день соблюдали как церемониальную или ежегодную субботу, и он был одним из семи дней святого собрания, связанным с ежегодными праздниками (Лев. 23:24). Праздник труб служил, с одной стороны, напоминанием о прошлом.  Некоторые считали, что это — напоминание о сотворении мира, так как он праздновался «в конце года» (Исх. 34:22), и вероятно служил напоминанием о времени, когда «все сыны Божии восклицали от радости» при сотворении мира (Иов. 38:4 -7).

Но, как и Пасха, так и праздник труб, был как мемориальным, так и образным одновременно. Он наступал за десять дней до Дня очищения, образа великого следственного суда, который начался в 1844 году, в конце пророческого периода времени из Дан. 8:14 длиною в две тысячи триста лет.

Символически трубы звучали по всему Израилю, предупреждая всех о скором наступлении торжественного Дня очищения. В прообразе следует ожидать провозглашения некоей всемирной вести трубными звуками, объявляющей, что уже близко время, когда великий прообразный День очищения, следственный суд, будет созван на небесах (Дан. 7:9-10). Начиная с 1833 — 34 года и вплоть до 1844 года такая весть миру прозвучала трубным звуком, провозглашая: «Наступил час суда Его (Откр. 14:6-7).

В течение десяти лет, предшествующих 1844 году, каждый цивилизованный народ на земле услышал в трубных звуках провозглашение вести из Откр. 14:6-7: «Наступил час суда Его». Эта весть была своевременной в тот период мировой истории. Павел в свое время проповедовал «о будущем суде» (Деян. 24:25), но суть вести, звучащей в эти годы, была «ибо наступил час суда Его».

6 День Очищения или Работа во Втором Отделении Святилища

Десятый день седьмого месяца был Днем очищения (Лев. 23:27). Он считался более священным, чем любой другой день в ежегодных чередах служб. Это была церемониальная суббота и день поста (Лев. 23:30).

Израильтянин, не огорчивший душу свою в этот день, отсекался от народа своего (Лев. 23: 28 — 30). Этот день считается настолько священным, даже в настоящее время, что хотя евреи и отвергли Христа и немногие имеют какое-либо уважение к субботе, тем не менее, когда наступает десятый день седьмого месяца, ни один еврей, каким бы нечестивым он ни был, не будет заниматься в этот день никаким делом или работой.

В День очищения приносили несколько жертв. Прежде, чем приступить к обычной работе в этот день, первосвященник приносил в жертву тельца за себя и за свой дом (Лев. 16:6 — 14). Главным служением дня было приношение козлов. К входу в святилище приводили двух козлов, бросали жребий о них; один для Господа, другой — козел отпущения или Азазел (Лев. 16:8). Первосвященник убивал козла для Господа, а затем входил с кровью козла в Святое святых. Когда он только вступал за вторую завесу, неся золотую кадильницу, полную горячих углей с жертвенника перед Господом, и полные руки фимиама, он возлагал фимиам на угли в  кадильнице, чтобы облако ароматного курения могло скрыть его, проходящего перед видимым присутствием Божьим, открывающимся между херувимами на крышке ковчега завета. Пальцами своими кропил он кровью крышку ковчега над нарушенным законом Божьим. Затем, выходя в первое отделение, он касался кровью рогов золотого жертвенника (Лев. 16:15 — 19).

Когда он совершал «очищение святилища, скинии собрания и жертвенника», то выходил во двор. Символически теперь первосвященник нес на себе все грехи народа Израильского, которые были исповеданы и перенесены в святилище. Затем он возлагал свои руки на голову козла отпущения и исповедовал «над ним все беззакония сынов Израилевых и все преступления их, и все грехи их, и возложит их на голову козла», а затем козла отпускали «с нарочным человеком в пустыню». Козел нес на себе все беззакония в землю непроходимую, «в пустыню» (Лев. 16:20 — 22).

Возвращаясь обратно в скинию собрания, первосвященник снимал свои великолепные священнические одежды, и переодевался (Лев. 16:23). Затем, вновь выходя во двор, он очищал его от осквернения грехом. Тела животных, чью кровь вносили в святилище, выносили за стан и сжигали. К тому времени, как солнце садилось в День очищения, все грехи были удалены в «пустыню» и от них не оставалось ничего, кроме пепла как напоминания о них (Лев. 16:24 — 28).

Таким образом, исполнялся символ той небесной работы, которая должна определить вечную судьбу каждой души, когда-либо жившей на земле. В образе и тени исповеданные грехи переносились в святилище в течение всего года; очищение же святилища заключало в себе удаление этих грехов.

«Итак образы небесного должны были очищаться сими кровью животных, самое же небесное лучшими сих жертвами» (Евр. 9:23).

Первосвященник выходил из святилища, он совершал «очищение». Когда наш Первосвященник выйдет из Святилища, Он объявит:  «Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святой да освящается еще» (Откр. 22:11).

Каждое дело определено для вечности. Испытание навсегда закончено. Все, кто ждет до того времени, надеясь на спасение, не найдут никого, кто мог бы ходатайствовать за них перед Отцом; они будут навечно потеряны. В образе, после того, как первосвященник завершал работу внутри святилища в День очищения, он выходил, неся на себе грехи всего Израиля, и возлагал их на голову козла отпущения. Козел отпущения не участвовал в примирении народа с Богом. Работа примирения уже завершалась к тому моменту, когда приводили козла отпущения, чтобы он сыграл свою роль в службе. Единственной ролью козла отпущения было служить средством перенесения грехов праведников в «пустыню».

Выражение «козел отпущения» стало синонимом злого человека. Азазел, еврейское название козла отпущения, подходящее имя и, согласно толкованию, означает «дьявол».

Когда наш Первосвященник завершит Свою работу в небесном святилище, Он возложит все грехи праведников, которые до сих пор нес на Себе, на голову сатаны (Пс. 7:17), подстрекателя ко греху. Затем сатана будет оставлен на безлюдной земле (Иер. 4:23 — 27; Иез. 28:18, 19).

В образе, после того, как первосвященник возлагал грехи Израиля на голову козла отпущения, он снимал одежды, которые носил во время совершения служения как первосвященник в святилище, и переодевался, начиная совершать работу во дворе. Он

выносил тела животных, кровь которых вносили в святилище, за стан и сжигал их. В завершение дня от жертв за грех оставался только пепел.

Наш Первосвященник откладывает в сторону Свои священнические одежды и одевается как Царь царей. Он мчится как могучий Победитель, чтобы собрать «из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие» и ввергнуть их «в печь огненную» (Матф. 13:41- 42).

Христос грядет, чтобы привести в порядок прообразный двор — землю. И когда закончится великий прообразный День очищения, не останется ничего, что каким-либо образом будет напоминать о грехе, кроме пепла под ногами праведников (Мал. 4:3).

7 Праздник Кущей

Праздник кущей был последним праздником в ежегодной череде служб и символизировал окончательное завершение всего плана искупления. Он начинался на пятнадцатый день седьмого месяца, когда уже собран был весь урожай с полей, в виноградниках и оливковых рощах. По мере приближения времени толпы правоверных евреев стекались со всех концов Палестины на пути в Иерусалим. На праздник кущей в Иерусалиме собирались не только евреи из Земли Обетованной, но верующие евреи из всех близлежащих стран. Господь требовал, чтобы все мужчины собирались на этот праздник, но туда же приходили и женщины с детьми (Исх. 23:16-17).

Это было время великого ликования. Каждый должен был принести жертву благодарения Господу. В это же время приносились жертвы для всесожжения, хлебные приношения и приношения возлияния (Лев. 23:37). Праздник кущей начинался пять дней спустя после Дня очищения, и весь Израиль ликовал во славу Бога, а также благодарил Его за щедрые дары собранного урожая.

Праздник продолжался семь дней; первый и восьмой день соблюдался как церемониальная суббота (Лев. 23:36, 39).

Этот праздник был памятным равно как и символичным. Он напоминал им о скитаниях по пустыне; и памятуя о палаточных жилищах, весь Израиль в течение семи дней жил в палатках. На улицах, на крышах домов, во дворах и во дворе дома Господня устраивались палатки из ветвей красивых дерев, ветвей пальмовых и ветвей дерев широколиственных и верб речных (Лев. 23:40 — 43; Неем. 8:15- 16). Это было время ликования и каждый был обязан разделить праздник с левитами, бедняками и пришельцами (Втор. 16:13 — 17).

Праздник кущей следовал за Днем очищения, который в прообразе исполняется в суде; поэтому он должен символизировать событие, которое наступит по завершении суда.

Когда Христос покинет небесное святилище, то пройдет совсем немного времени до того момента, когда Он придет на землю, чтобы собрать народ Свой. Затем Он заберет их на небо, где они увидят славу, которой Он обладал вместе с Отцом еще до сотворения мира (Иоан. 17:5, 24).

На протяжении одной тысячи лет святые будут править со Христом на небесах (Откр. 20:4), доколе не вернутся в свой вечный дом — на эту землю, освобожденную от всякого проклятия. Новый Иерусалим с воротами из жемчуга и улицами, вымощенными золотом, станет столицей славного обитания искупленных. Красоты новой земли таковы, что искупленные на небесах, окруженные славою престола Вечного, с радостным нетерпением будут ожидать время, когда они будут «царствовать на земле» (Откр. 5:9-10).

Скитаясь по этой пустыне греха и печали, мы имеем благословенное преимущество верой наблюдать за перемещениями нашего Первосвященника и быть готовыми радостно приветствовать Его появление, когда Он придет, чтобы забрать Своих верных, которые присоединятся к Нему на время в небесном суде прежде, чем наследуют вечное блаженство вновь сотворенной земли. Каждый праздник, равно как и каждое служение, в левитских церемониях указывали на прекрасный дом для искупленных. Каждый из них является указателем на великой тропе жизни, обращенным по направлению к небесному дому.

Евреи не смогли правильно прочитать эти указатели, а поэтому до сего дня блуждают по лицу земли без света от благословенного Мессии и креста на Голгофе, проливающих свет на их путь. Давайте же внемлем их ошибкам и не совершим такого же рокового поступка, не обращая внимания на свет, который все еще отражается от образов и теней, ибо все они освещены светом креста. Каждый из них открывает для нас некоторые особые черты удивительного характера нашего Искупителя. Вся система иудаизма являлась благой вестью. Действительно, она была сокрыта в образах и символах, но свет от Голгофы освещает всю еврейскую жизнь; и тот, кто изучает ее в свете креста, обретет такое сокровенное знакомство с Ним, Прообразом каждой службы, что взирая на Него, преобразится в Его подобие, из славы в славу (2 Кор. 3:18).

Если образную службу поместить рядом с Прообразом, то она ярко засияет. Изучение любой части левитской системы указывает на некоторые характеристики в жизни Христа, тогда как изучение всей системы иудаизма ближе, чем другие части Писаний, раскрывает нам полноту Его характера. Вся Библия наполнена этим. Каждый писатель книг Библии ссылается на левитскую службу, чтобы проиллюстрировать божественную истину. И человек, знакомый со всей системой служб в святилище, не только получает благословение от изучения, но также лучше понимает другие части Священной Книги, потому что различные праздники и жертвоприношения часто упоминаются на протяжение всего библейского повествования.

Вот они все семь иудейских священных праздников. Все они в хронологическом порядке проходили в течение священного года у Израильтян, и они были тенью того, что начал Христос в истинном служении в небесном святилище. Служение началось во дворе скинии, то есть на нашей земле, на Голгофе и окончится праздником Кущей в царстве Божьем. Сегодня мы живем в судные дни. Но суд идет пока над мертвыми. Скоро он начнется над живыми. Сегодня есть еще время приготовиться к суду над живыми. Благая ли это весть? Воистину, она благая, ибо Господь все делает для того, чтобы спасти и нас, и окружающих нас людей. Слава Богу за Его благую весть нам людям и за Его желание спасти нас.

Пастор Александр Серков.

Рубрика: Библейские исследования

RSS канал Следите за поступлением новых комментариев к этой статье через RSS канал

Оставьте свой комментарий к статье:

Для форматирования своего комментария (жирный, курсив, цитировать) - выделите текст в окне курсором и нажмите одну из кнопок форматирования. Более подробно об этом читайте на странице "Помощь".
Если Вы желаете исправить свой комментарий или удалить его - напишите нам в редакцию.
Запрещается размещать комментарии через прокси-сервера, с целью скрыть свои данные.
Запрещается размещать комментарии с использованием множественных фиктивных имен с целью создать видимость участия в обсуждении группы людей. Постоянные псевдонимы допускаются.
Запрещается размещать в комментариях URL ссылки на статьи, размещенные на сайтах враждебных к Церкви АСД или призывающих к расколу, независимо от изложенного там материала.
Если, по Вашему мнению, какой-то комментарий является оскорбительным или унижающим Вас или Ваши религиозные верования, или является таковым в отношении других читателей - напишите нам в редакцию. Мы рассмотрим этот вопрос, и если нужно, примем меры.
© Интернет-газета "ПУТЬ", 2006-2017
При использовании материалов указывайте эл.ссылку на цитируемую статью, в бумажной публикации – короткую ссылку на наш ресурс. Все права на тексты принадлежат их авторам. Дизайн сайта: YOOtheme GmbH. Техническая поддержка сайта: info@asd.in.ua

Христианский телефон доверия: 0-800-30-20-20 (бесплатно по Украине), 8-800-100-18-44 (бесплатно по России)
или с мобильного: Life (093) 50-157-80, МТС (066) 707-000-5, Киевстар (098) 707-000-5.