Я готов отказаться от всего, что у меня есть, только бы избавиться от этих мучений

11-11-2012, Просмотров: 1 263

Зовут меня Владимир Георгиевич Реков. Родился 19 апреля 1967 года в г. Никополь Днепротровской области. Закончил СШ № 15. Рос в семье атеистов. Мама воспитывала одна, т.к. родители расстались, когда я был ещё маленький. Были трудности в семье, и мама поехала на заработки в Магаданскую область. Её пригласила подруга, с которой она работала раньше. Когда мы приехали в пос. Усть-Омчуг, то нас вскоре она выставила на улицу, зимой. Нам некуда было идти, и мы ночевали на автовокзале. К нам подошла незнакомая женщина, узнав о нашей проблеме, предложила нам временное жильё в общежитии. Её звали Татьяна, очень добрая и приветливая женщина. Тогда я первый раз оценил бескорыстную помощь от совершенно незнакомого человека.

Это послужило мне уроком в дальнейшей моей жизни. Радость была не долгой. Вскоре нам пришлось и здесь освобождать жилплощадь. Каким-то образом мама познакомилась ещё с одной женщиной, её звали Тамара, которая предложила моей маме работу на автозаправке, и предложила нам с мамой комнату в её квартире. У Тамары был сын Михаил, мой ровесник, и нам было радостно жить под одной крышей. Это был второй опыт бескорыстной помощи незнакомых нам людей. Мама вскоре подружилась с Тамарой, а я с Мишей. Но через год мы разъехались.

Вернулись домой, в г. Никополь. Со временем у Тамары произошло горе – пропал без вести её сын Михаил, и она в отчаянии переезжает жить в г. Орджоникидзе, чтобы быть поближе к нам и найти поддержку в своей скорби. Внутреннего покоя она не находила и стала посещать собрания Свидетелей Иеговы, и много рассказывала нам о Боге. Но у меня особого интереса к Богу тогда не было, хотя урок был дан. Я видел, что это добродушные люди, без негатива. В то время я закончил службу в ВМФ и остался работать в г. Североморск Мурманской обл., потому что в Никополе трудно с жильём, а у нас однокомнатная квартира с мамой. Сейчас живу в Североморске, работаю сварщиком в теплосети. Пытался устроить семью, но из этого ничего не получилось. Я стал замкнут, всё время задавал себе вопрос: «Почему всё не так?» Но ответа среди людей я не находил. Жизненные вопросы загоняли меня в тупик.

Чужие проблемы я мог решить, а свои был не в состоянии. На свадьбе у товарища, будучи свидетелем, познакомился с молодой женщиной, у которой было двое детей. Стали встречаться. Думал, что это мой жизненный шанс. Я полностью отдался работе, работа и только работа, отдыхал очень мало. Покоя не было. Работал практически круглосуточно. И в какой-то момент почувствовал, что во мне что-то сломалось, что я перегорел, как говорят: «Сгорел на работе», что пережил себя, что жизнь подошла к краю пропасти, что нет в ней никакого смысла. Вспомнил как я смотрел фильм «Город грехов» – там есть такое выражение « Жизнь становится адом, когда теряешь её смысл». Фильм произвёл на меня сильное впечатление, я понял всю бессмысленность жизни, всю суету. У меня было 2 или 3 экземпляра Библии, я их пытался почитать по наставлению Тамары раньше, но ничего не понимал. Когда я ездил домой, то в дороге приходилось встречать много людей. Они меня почему-то называли священником, потому что я в их глазах так выглядел, но никакого отношения к верующим не имел. В поездах всех выслушивал, помогал им решить какие-то их проблемы, но только не свои. Пока не зашёл совсем в тупик. Разочаровался в жизни, потерял всякий смысл: «Зачем я живу, кому-то делаю добро, а благодарности не получаю, нет никакой радости?» Когда приехала из отпуска моя избранница, (женщина, с которой я тогда встречался), я попросил её оставить меня в покое, чтобы неделю отдохнуть, т.к. я чувствовал сильное переутомление и большой упадок физических сил. За три дня, до того как со мной произошёл этот роковой случай.

Это случилось в понедельник 17-го августа 2009 г. Я пришёл на работу, настроения не было, видел несправедливость на работе, повздорил с начальником – добавил себе нервный срыв. И вдруг я почувствовал как что-то больно кольнуло меня по голове. От этой болевой точки, как бы волнами растекалась, как вода, сильная боль. Она всё больше разрасталась, как по кругу. Меня охватил холодный пот, роба была мокрая, как будто я попал под душ, колени подогнулись, я не мог идти, я еле доплёлся до мастерской, войдя, упал на колени. Силы оставили меня, и я не мог дотянуться до телефона, чтобы позвать кого-нибудь на помощь. Но мне с большим трудом удалось вызвать мастера, который и вызвал скорую помощь

Когда приехала скорая помощь, то медики поставили диагноз: перегрев и отравление сварочными газами. Меня забрали в больницу. Я думал, что мне начнут делать какие-то обследования, дадут наконец-то хоть какое-то обезболивающее. Но меня положили в терапевтическое отделение центральной районной больницы, поставили капельницу с глюкозой и всё. Мне было очень плохо, была сильнейшая головная боль, но 3 дня ко мне никто из врачей не подходил, только медсёстры. У меня была непрерывная рвота, трое суток я не ел и не пил, только делали капельницы с глюкозой. На третий день с утра мне сделали рентгенограмму – никто ничего мне не сказал. И только после обеда пришёл врач из неврологического отделения и начал задавать вопросы, но у меня не было сил даже говорить. Он оказался невропатологом и забрал меня к себе в отделение. Там мне дали кучу каких-то документов, была ужасная головная боль, и мне хотелось умереть, я их подписал, не глядя.

Мне сделали пункцию спинного мозга, после неё мне сразу стало терпимей, я почувствовал наконец-то облегчение. Из постоянно нарастающей боль перешла в стабильную, и появилась возможность её терпеть. Я попросил сделать мне ещё пункцию, т.к. думал, что мне будет совсем хорошо. Но врач сказал, что можно делать только раз в неделю. Содержимое пункции было красного цвета, я понял, что это кровь. Меня положили в отделение и не разрешили вставать, пригрозили, что привяжут к кровати. Ко мне стали приходить сотрудники с работы, друзья. Всё воспринималось очень обострённо, я как бы читал их мысли и видел, что они со мной прощаются. Я понял, что моя жизнь идёт к закату. Попал я в больницу в понедельник, в среду меня перевели в неврологическое отделение. В пятницу ко мне подошёл врач узнать о моём состоянии, но мне было уже всё равно, боль возобновилась и нарастала с новой силой. Я ему сказал: «Вы сильно не хлопочите обо мне, не лицемерьте, так и скажите, что умираю, ведь я это чувствую». Но врач ничего не ответил, только сказал, что если что-то изменится, то позвоните, вызовите меня. Я его поблагодарил и сказал, что все зависит от ваших медсестёр, позовут ли они. В субботу мне было очень плохо, я ничего не ел, сильно ослабел, всё, что мне приносили, отдавал другим больным в палате. В субботу вечером медсёстры всё-таки вызвали врача. Я ему сказал: «Не обманывайте меня. Мне осталось жить совсем немного, я это чувствую». Но врач сказал, что если ты дотянешь до понедельника, то утром мы тебя отвезём в Мурманск. Но боль была невыносимая, мне становилось всё хуже. Я впал в отчаяние. Всё это время я не спал, не ел и не пил.

Я задавал себе вопрос «Зачем я жил, в чём смысл жизни?». Я начал сам размышлять. Первое что я вспомнил, это то, что раньше я слышал о Боге. Я не имел понятия, кто такой Бог – какая-то неведомая сила. Когда-то в своей жизни я слышал, что Он – Бог милостивый, Он есть любовь, и я просил: «Помоги мне, избавь меня от этой невыносимой боли, если, конечно, мне по Твоей воле будет такая милость, потому что я такой грешник, жил неправильно, у меня нет ни семьи, ни детей, ни смысла, ради чего стоило жить. Заслуживаю ли я милости? А может это Твоё наказание, Твоя кара. Я понимаю, что мне незачем жить на этой земле, мне здесь ничего не дорого, мне ничего не надо, здесь нет ничего доброго, мне не дорога ни мать, ни работа, ни квартира, ни машина, ни друзья, ради чего я столько работал, мне не надо ничего; только одного прошу – избавь меня от этой боли! Я готов отказаться от всего, что у меня есть, только бы избавиться от этих мучений!» Понимая, что я так жил, что всего этого не заслуживаю, всё же я просил Божьего внимания. И всё, чего я хотел – избавиться от боли.

Все это продолжалось до утра понедельника. А рано утром я уже не мог дождаться 8-ми часов утра, когда приедет скорая помощь и я уже взвыл и сказал: «Господи, если Ты любишь меня, услышь мою просьбу, если Ты настоящий, живой Бог, и если Ты есть – избавь меня от мучений этой жизни, потому что я уже хочу умереть, мне ничего не мило». Теперь я наконец-то умираю и от этого чувства избавляюсь. Сил терпеть эту боль больше нет. И здесь подкралось сомнение, что может я не так говорю и не так делаю, и я опять обратился к Богу: «Но, если Господи, по Твоей милости мне будет дарована жизнь, на что я вообще не рассчитываю, то мне нужна жизнь без последствий, ибо мне лучше умереть сейчас, но если Господи мне будет дарована Тобой жизнь без последствий, то я разберусь для чего Ты мне её оставил». Утром меня повезли машиной скорой помощи в Мурманск. Всю дорогу мне было очень плохо, была непрекращающаяся рвота, я чувствовал, что жизнь идёт к концу и всё время просил у Бога милости. Дорога от Североморска до Мурманска всего 40 минут, но я понимал, что до обеда уже не доживу – это я чувствовал каждой точкой своего тела.

Меня привезли в Мурманск, положили на металлическую каталку в чём мама родила, накрыли простынёй и оставили в коридоре, а температура воздуха +4. Меня уже трясло от холода, но полчаса ко мне никто не подходил. Я понимал, что я расплачиваюсь за свою греховную жизнь, что мне осталось ещё совсем немного терпеть. Меня трясло, как на электрическом стуле. Наконец-то подошла медсестра и накрыла меня одеялом, но меня это уже не согревало. Я просил у медиков, чтобы сделали мне эвтаназию, чтобы не мучиться. Но они только посмеялись и повезли в отделение. Начали обследовать, но анализы были плохие, это я понял, когда услышал разговор врачей, которые говорили между собою: «Ну почему нам приходится реанимировать покойников, почему раньше нам его не привезли?» Я не мог больше терпеть боль и просил, чтобы мне дали спокойно уйти из этой жизни, чтобы зря не мучили. Но они отвезли на сканирование мозга и сказали, что надежды нет никакой, но мы должны выполнить свой долг, соблюсти все правила. И тут я мысленно обратился к Богу: «Ты справедливый Бог, Бог – судья, и я доверяю свою жизнь Тебе». Они начали мне брить голову, готовить к операции . Я услышал свой диагноз – геморрагический инсульт, и подумал: «На всё теперь Твоя воля». Я долго не видел свою мать и думал, что больше никогда не увижу, я ни на кого не расчитывал . Я попрощался со своей жизнью . У меня потекли слезы из глаз, боль отступила и я как-бы начал удаляться от поверхности земли. Всё изменилось, я ничего не понимал, с неба исходил яркий свет, но не слепил глаза, земля была всё меньше и меньше, и на ней люди копошились в грязи. И я сказал: «Господи, как я рад, что ты меня забрал, что Ты избавил меня от этого мерзкого грязного мира».

Я возрадовался, испытал лёгкость свободы, радость без бремени несправедливости. Мне это всё так нравится. И почему все боятся смерти? А умирать, оказывается, совсем не страшно. Я видел, что на земле было беспорядочное движение – переплетение людських тел в грязи, а я в этом не участвовал. Мне был показан слева от меня муравейник, и муравьи что-то тащили. Я посмотрел, а у них нет того, что у людей. И голос говорил мне: «Они живут по Моей воле, и вот, у них порядок, то, чего ты не понимаешь». А справа был клубок змей и они были переплетены одна с другой. И мне было сказано: «И у змей в этом есть порядок. И только человек живет на земле беспорядочным образом жизни». И я согласился, что это правда.

И тут я начал, падая с высоты, приближаться к земле, как кошка, падающая с дерева, я расставил руки и ноги, летел и кричал: «За что, я не хочу больше назад возвращаться, я хочу остаться здесь». Я открыл глаза и не мог понять, жив я, или мёртв, и где я нахожусь. Хотел пошевелиться, но не смог двинуть ни ногой, ни рукой. Когда сознание вернулось, я понял, что нахожусь в больнице, был виден длинный коридор и в один ряд лежало много людей, соединённых с аппаратом искусственного дыхания. Вдруг я начал задыхаться, аппарат ИВЛ забился, ноги и руки были привязаны, во рту была трубка, я попытался вытолкнуть её изо рта, но не мог, я только сдвинул её языком и таким образом перекрыл себе доступ воздуха в лёгкие – я задыхался, меня подкидывало вверх. Подбежала медсестра и вытащила трубку, и я стал умолять медсестру не ставить её обратно и попросил об ещё одном одолжении, дать мне глоток воды. Мне отказали. И начал уговаривать медсестру: «Я 7 суток ничего не ел и не пил.» Она принесла мне воды, я глотнул и почувствовал, что вода имеет явный и выразительный вкус ЖИЗНИ, я попросил еще глоток воды. Мне не давали, но потом сжалились и дали. Выпив я убедился, что вода имеет действительно вкус жизни, и что мне это не показалось. Попросил 3-й глоток воды, и что он мне нужен для того, чтобы жить. Медики долго упирались, но всё-таки принесли. Глотнув третий раз, я был убежден, что это была жизнь. И я потерял сознание.

Когда открыл глаза, то увидел, что нахожусь в палате. Не мог ни встать, ни повернуть голову – мне что-то мешало. Увидел перед собой лицо матери и понял, что кто-то сообщил ей обо мне, и она приехала в Мурманск. У меня выступили слёзы, мне не хотелось выглядеть перед лицом своей матери таким беспомощным. Я понял, что теперь я буду неполноценным и снова отключился. На следующий день мне принесли поесть, и я понял, что самое страшное позади. Была сильная слабость, но я встал и по стене добрался до туалета, но он был не исправный, и я начал его разбирать и отремонтировал. Все были в шоке, т.к. его долго никто не мог отремонтировать.

Меня всё время мучил вопрос: «Что же здесь произошло, что было реальностью, а что видением?» Я не понимал происшедшего со мной. В больнице провел 1 месяц. После выписки узнал, что эта женщина, с которой я жил, меня оставила, сказав, что у неё двое детей есть и «третий неполноценный» (т.е я) – ей не нужен. От этих мыслей мне стало ещё хуже. Мама осталась ухаживать за мной, но я не хотел чувствовать себя неполноценным, не мог перенести любое внимание и помощь к себе, это вызывало во мне недовольство. Сложно было себя чуствовать беспомощным, чтобы этого избежать, я мать просто игнорировал.

Через 3 месяца она уехала, и я, наконец-то, был свободен. У меня появилось больше возможности для размышления. Я хотел вернуться на своё рабочее место, без работы просто не мог. Но на комиссии ВТЭК мне запретили выходить на работу и предложили группу инвалидности. Я стал проситься на работу, говорил, что хорошо себя чуствую, и они пошли мне на уступки, разрешив мне выйти на работу с испытательным сроком, поставили на учет у терапевта. Я вышел на работу. Но ещё я хотел подтвердить свои права на вождение машины. Хотя врачи мне запретили. Мне пришлось ехать в Мурманск и пройти комиссию в частном порядке. Я отрастил волосы, поднял воротник, чтобы не было видно шрама на голове и пошёл проходить независимую медкомиссию. Я прошёл всех врачей, сдал все анализы. Они мне сказали, что вам можно позавидовать, у вас отменное здоровье и никаких отклонений от нормы. Я был рад, ничего им не сказал, взял справку, восстановил права на вождение автомобиля, через полгода прошёл комиссию на ношение оружия, т.к. я был охотник – мне выдали лицензию. Через 3 месяца прошёл медкомиссию на допуск к условиям работы. Всё было абсолютно в норме.

Это придало мне сил для понимания того, что моё здоровье не пострадало, а также и подтолкнуло к размышлению – «Так что же тогда произошло?» Размышления мне не давали покоя, и было невозможно от них избавиться. Через неделю после выхода на работу мне предложили подработку – проложить водопроводную трубу диаметром 400 мм в траншее зимой. И я согласился, хотел себя проверить, полностью ли я исцелился. Я полностью ушёл в работу, это был хороший повод уйти от самого себя, от своих мыслей. Но мысли не давали покоя: «Кто меня исцелил – врачи или Бог? Если это сделал Бог, то тогда Он мне поможет преодолеть эти трудности в работе с трубопроводом, и я не заболею, тогда я буду знать, что это Он меня исцелил».

Начались мои трудовые будни – дни и ночи я проводил на работе. Думал, что это мне поможет избавиться от вопросов, которые давили меня. Я за трое суток спал всего 5 часов, работал как заводной, никто не мог меня остановить, моему упорству не было границ. Я был не рад деньгам, которые зарабатывал. Мне было важно найти ответ на свой вопрос. В этот трудный момент моей жизни, ко мне подошел сотрудник по работе и спросил: «Как ты можешь работать в таком режиме, почему ты себя не бережешь после такой тяжёлой болезни?» Я ответил: «Не лезьте ко мне и даже не вникайте». Он сказал: «Ты стал очень замкнут, может тебя что-то беспокоит? Может какой то вопрос наболел?» Я сказал ему, что меня беспокоит вопрос, на который я не нахожу ответа. Он спросил: «Какой?» И сказал ему, в надежде, что он не найдет удовлетворяющего ответа, – «Что такое любовь?» Он ответил мне: «У меня есть ответ, но ты можешь прочитать это сам. Есть ли у тебя Библия?» Я сказал, что у меня есть три Библии, я пытался прочитать её 6 раз, но ничего не понял. Он посоветовал прочитать 1-е Коринфянам 13-ю главу. Я пришёл домой с бутылкой пива и сел читать, и когда я читал, я нашёл ответ на вопрос, который меня беспокоил всю жизнь. И здесь как-будто что-то меня подкосило, я оказался на коленях, слёзы катились по моим щекам. Я ощущал полное удовлетворение полученным ответом на свой вопрос, долго меня волновавший. Я выл сквозь слезы: «Господи, как Ты благ, что дал мне ответ на мой вопрос». И я понял, что Библия – это не просто книга, это гораздо больше, это то, что может ответить на любой вопрос человека.

С этого момента меня заинтересовало чтение Библии, я хотел узнать как можно больше. Я очень не любил читать книги, но эта книга вызывала желание читать с удовольствием. Я понимал, что что-то в этой жизни не так и решил разобраться. Я стал носить Библию с собой на работу и читать, как только было свободное время. Я понимал, что Бог живой, не тот, что на картинках, не тот, о котором говорят вокруг, и понял, что Он требует поклонения, почитания и перемены в человеке, изменении моего характера и образа жизни. Мой сотрудник по работе, который обратил моё внимание на чтение Библии, помог мне разобраться в некоторых вопросах, но в некоторых вопросах у нас возникли разногласия, о понимании сущности Бога. Я понял, что кроме Писания никто не сможет правильно мне объяснить понимание Библии, и я стал сам читать, благодарить Бога за то, что Он мне открывал многое из Библии, нашёл ответы на многие свои вопросы. Оставался вопрос, как изменить себя. Я курил, выпивал, сквернословил, был тщеславен. Чужие проблемы были для меня пустяками, а со своими я не мог разобраться. Думал, что делая добрые дела, я увижу такое же добро в ответ. Но в жизни происходило всё наоборот. Но Писание меня обличало, и я понимал, что жил неправильно, что этими «добрыми делами» я вёл себя в погибель. А Писание говорило о том, что люди без Бога – ничто, без Его благословения ни одно дело не является добрым. Я разговаривал с Богом, ходил по комнате и говорил с Ним, со стороны можно было подумать, что я умалишённый и разговариваю сам с собой. Внутри меня происходила борьба между добром и злом.

Со стороны на меня оказывали давление окружающие люди и говорили, что я читаю ахинею, но душа жаждала истинной правды. От этих мыслей мне становилось очень тяжело, т.к. правды вокруг себя я не видел. И вопрос «Кто же меня исцелил, Бог или человек?» продолжал мучить меня. Я пытался избавиться от этих мыслей, хотел отблагодарить врача, оперировавшего меня, но какая-то сила меня удерживала. В один прекрасный момент я понял, что меня спас не человек , а Тот, Который благословил его руки. Мне нужно было общение с Богом, т.к. я понял, что Он живой, и сила Его действующая, и я начал Его искать. И коллега по работе пригласил к себе в церковь, которую он посещал, это была религиозная организация свидетелей Иеговы.

В этот день там была Вечеря Господня. В церкви я встретил много людей, которые также приходили поклониться Богу. А т.к. я уже в Библии читал о Вечере, как она проводится, то мне было непонятно, почему здесь проводится она не так, как написано. Я понял, что меня вводят в какое-то заблуждение, а я всецело доверял только Богу живому и Его Святому Слову. И я начал искать людей, кому также открывалось написанное в Библии. На своём пути мне встречались разные люди, веровавшие в Бога, но при общении возникало непонимание многих вещей, разногласия во взглядах на Писание, а я доверял только Богу и Библии. Мне нужны были люди, которые тоже понимали, что нужно соблюдать все 10 заповедей неизменно. Но я никого не встретил и оставил слово Божье.

Подходило время отпуска, и я занялся суетой подготовки. И в очередной понедельник, в то же самое время, в 11.00 как и прошлый раз, меня охватил недуг. Я почувствовал резкую боль в брюшной полости. Возникло то же самое состояние нездоровья, которое было раньше – рвота, невыносимая боль, я не мог есть, пить. Я опять попал в больницу. Там мне сказали, что это почечная колика, камень сдвинулся с места. Обезболивающее мне не помогало, я выл от боли, не находил себе места, чтобы не беспокоить соседей по палате, по ночам уходил в туалет, где скорчившись, стоя на коленях, я мог переносить боль, выл, стонал, каялся в том, что оставил изучение Библии и просил Бога, чтобы Он избавил меня от мук и дал силы выдержать эту боль до конца. Я провёл в таком состоянии двое суток, и на третий день боль отступила. Я почувствовал улучшение. Я радовался и благодарил Господа за исцеление.

Там в больнице мне встретилась женщина, которой нужны были шприцы. Я уже в них не нуждался и решил ей помочь, я отдал ей свои шприцы. Она начала меня благодарить, но я сказал ей: «Господа Бога благодарите, а не меня, потому что Он послал меня вам помочь, моей славы здесь нет». Она изменилась в лице, т.к. она была верующей, и она очень хорошо понимала, о чём я ей сказал. Она пригласила меня на собрание, которое она посещала уже 33 года. Это была церковь АСД, как я узнал позднее. Но моя гордость не позволяла придти на собрание в квартире. Но так как я просил у Бога церковь и знал, что у живого Бога должна быть и живая церковь, но никак не квартира, и продолжал свои поиски. Когда я выписался из больницы, встретился со своим другом, который недавно перёнес биопсию мозга, ему требовалась помощь, и я стал ему помогать. К нему приехала мать и оказалось, что она тоже верующая. Мы начали общаться с матерью друга, и для меня многое стало понятно из Библии (вопрос субботы и вина).

Состояние друга ухудшалось. И его перевели в госпиталь военный. Мама его всё время болезни находилась возле него и днём и ночью. Мы каждый день встречались в госпитальной палате, помогая друг другу. Мы очень сблизились в немощах и в понимании написанного в Библии. У нас не было разногласий. Мы только дополняли друг друга. Пришло время, когда мы понесли утрату близкого человека. Мать потеряла сына, жена – мужа, сестра – брата, дети – отца, я – друга. Влада больше с нами нет. И чтобы сгладить скорбь матери по сыну, я согласился перед отъездом Любови Ивановны в г. Таганрог, где она сейчас живёт, сопровождать её к молитвенному дому церкви АСД.

Страх попасть в секту, как везде говорят, овладевал мною. А я в тот момент очень слёзно молился на коленях, в отчаянии выпрашивая у Бога, чтобы он привёл меня в свою церковь. Т.к. мне надо было принять крещение, а без церкви – никак. И искал в чём здесь подлог? Но не находил. Мама Владика уехала. Я через раз посещал богослужение и в одно из посещений услышал слова из песни:

«Что мне золото бренного мира…

Без Него мир похож на пустыню,

Без Него солнца высушит зной,

Без Него я от жажды погибну,

Если нет Иисуса со мной».

Потеряв контроль над собой, я очнулся весь в слезах и соплях, стоя на коленях, губы дрожали, я не мог петь, только рыдал и каялся в своей непокорности Богу. Дух Святой говорил во мне: «Вот то что ты просил у меня, Я давно привёл бы тебя сюда, но через твоё упорство Мне трудно было это сделать». Но я продолжал сомневаться в том, что слышал в сердце своём. Нужно было доказательство повесомей, чем это. Слишком мне показалось всё просто. И в следующую субботу мне молодежь из церкви предложила ехать в Мурманск на служение, там должен был выступать с лекцией, приехавший из Америки бывший пастор Мурманской и Североморской общины. Он говорил те слова из проповеди, которые у меня лежали на сердце, и по окончании у меня было нестерпимое желание заключить завет с Господом нашим Иисусом Христом! Я уже был уверен, что буду креститься в этой церкви – это церковь Божья, мне говорила каждая клеточка моего организма. И задал вопрос Василию Жукову – так звали проповедующего: «Брат, можешь ли ты крестить меня?» Он ответил, что передаст эту мою просьбу рукоположенным служителям, и что нужно пройти некоторую подготовку перед крещением. Тогда я попросил его взять меня с собой в поездку по области, и он согласился.

С этого момента начались мои служения, и с начала июня 2011 г. больше не пропускал служений по сегодняшний день. Крещение принял не сразу, смиренно ждал, когда предложат, но ездил по области на служение с ныне поставленным пастором Евгением Ранеевым, духовно возрастал. И 31 декабря 2011 года за мое долготерпение Бог наградил меня победным венцом радости – я принял крещение в церкви Адвентистов Седьмого Дня. И теперь служу верой и правдой Богу: Отцу, Сыну и Святому Духу, прославляя имя Господа нашего Иисуса Христа во веки и веки!

Подготовила Елена Володченкова

Рубрика: Образ жизни, Опыт с Богом

© Интернет-газета "ПУТЬ", 2006-2017
При использовании материалов указывайте эл.ссылку на цитируемую статью, в бумажной публикации – короткую ссылку на наш ресурс. Все права на тексты принадлежат их авторам. Дизайн сайта: YOOtheme GmbH. Техническая поддержка сайта: info@asd.in.ua

Христианский телефон доверия: 0-800-30-20-20 (бесплатно по Украине), 8-800-100-18-44 (бесплатно по России)
или с мобильного: Life (093) 50-157-80, МТС (066) 707-000-5, Киевстар (098) 707-000-5.