Последний день учебного года

04-12-2012, Просмотров: 861

(Из рассказа Любаши Бобковой)

Прошли праздники, заканчивался учебный год. И вот последний день в школе. Все спокойно. Казалось, все беды позади, вот осталось несколько уроков и на три месяца каникулы. Хоть немного можно будет отдохнуть от этой борьбы. Все нервы в напряжении, расслабиться некогда: то одно, то другое.

Но не тут-то было. Борьба еще не окончена, оказывается, она только начинается, рано еще расслабляться.

На последнем уроке к Любе наклонился одноклассник, Сергей, сын директора (она с ним сидела за одной партой) и говорит: «Ты знаешь, Люба, я узнал кое-что, я дома слышал разговор. Мой отец предложит тебе зайти в кабинет после уроков, не ходи, иди сразу домой».

Спустя несколько минут, дверь в класс открывает директор и говорит: «Бобкова, после уроков ко мне в кабинет».

Прозвонил последний звонок, ученики как угорелые с шумом, гамом, с криками Ура! — ринулись на улицу.
-Домой… каникулы на все лето…!

Люба собрала свои книги и со всеми детьми пошла к выходу.

Девчонки напомнили: «Люба, тебе к директору»!

«Знаю, — последовал ответ.

Как только вышла Люба из дверей школы, сразу же рядом с дверью прямо во дворе увидела милицейскую машину.
-Интересно, зачем сюда приехали из милиции, такого никогда не было.
Не оглядываясь, Люба вместе с толпой растворилась вне поля зрения приехавших за ней «гостей». Пошла она сразу же на работу к отцу обсудить, как дальше быть, что делать? Были здесь как раз и мама Любы, и полевой работник.

Было решено: срочно Любу отправить на время куда-нибудь, ведь не остановятся же, не в шуточки играли, это не единственный случай, когда детей у верующих родителей забирали под разными предлогами, а часто просто воруя детей по дороге домой со школы; а потом пускали молву, что сектанты детей приносят в жертву.

Любина мать повела дочку домой, строго запретив выходить на улицу пока они не вернутся с работы (мама Любина тоже работала там же в фотографии лаборантом; и Вениамина Ивановича там же пристроили).

На улице стояла теплая солнечная погода. Вопреки маминому запрету Люба решила немного позагорать на раскладушке за сараем. Закрыв дверь дома на замок, пошла она загорать; да так, загорая, и уснула крепким сном, что и не заметила, как пролетело время.

Проснувшись, побежала сразу домой и занялась мытьем посуды. Вдруг поспешно
вбегает мама и говорит: «Люба, где ты была?»
-Дома.
-А ты никого не видела?
-Нет.
Люба призналась матери, что уснула на раскладушке за сараем.

— Счастье твое, что ты не была в доме. Соседи мне сейчас сказали, что приезжала милицейская машина с директором школы и еще с двумя мужчинами. Они ходили по двору и потом ушли.

Что же делать? Они же могут снова вернуться.

Мама рассказала о планах отправить ее куда-нибудь подальше на время; и начали собираться. Собрали уже вещи в небольшой чемодан и стали у стола. Мама Любы стояла спиной к окну и что-то говорила. А Люба, вдруг округлив глаза, в страхе выпалила: «Мама, смотри, вот они вернулись».

Куда бежать? Заметались по комнатам. Люба говорит: « Я в кладовке буду». Кладовка была сразу на веранде. А мать тем временем чемодан скорей в шифоньер прячет; и тут входят без стука три человека, среди них директор школы.

Как всегда что-то в таком случае не так (а может это и к лучшему), — шифоньер, ну, никак не закрывается, чемодан все так и хочет вывалиться, дверка шифоньера открывается. Мама прижала ее спиной, встречая не прошеных гостей.

Директор уселся на стул рядом с шифоньером, поближе, как он думал, к спрятавшейся там Любе. Остальные тоже расселись как у себя дома.

Директор спрашивает: «А где же Любаша»? А мать, не задумываясь, выпалила с украинским акцентом (они же украинцы): «Сховала».

-И далеко же вы ее сховали?

-Не на то я ховала ее, шоб вам говорить.

А один из пришедших смотрит на огромные подушки на койке и в шутку говорит: «А что же вы подушки не сховали? Такие красивые!». На что мать ответила: « Если я узнаю, что вы будете и на них покушаться, то и их сховаю».

На такой шутливой нотке входят в дом отец Любы и Вениамин Иванович; они знали уже, что здесь гости, так как машина милицейская стояла невдалеке от дома.

«Что будем делать»? — спросил отец.

«Иди в зал и посмотри где Люба, да возьми мой фотоаппарат на стене, чтоб была причина зайти», — сказал Вениамин Иванович.

Отец так и сделал. Взял фотоаппарат, быстро вышел и говорит: «Любы там нет!» Они быстро прошлись по комнатам, и Вениамин Иванович подошел к кладовке. Люба замерла от страха. Дверь тихонько отворилась, и Вениамин Иванович позвал ее. Они быстро пошли к выходу.
-Ты беги в конец огорода (их улица была последняя в селе, и за огородами начиналось поле), и потом беги в конец села, я туда приду. А сам вернулся в дом к гостям.

Директор думал, что Люба в шифоньере, так как мать очень испугалась, когда они вошли, а она испугалась то за то, что они увидят чемодан и поймут, что удирать собирается и тогда все пути перережут. А тут неожиданно вернулись домой отец и этот человек, для них тоже хорошо знакомый. Они знали, что он достаточно эрудирован в законах и может все их незаконные действия зафиксировать на фотопленку.

Гости засуетились, когда Вениамин Иванович зашел в зал с фотоаппаратом. Директор вдруг закашлял, да так неестественно, мол, полундра, пора уносить ноги. И они без оглядки пошли к выходу, даже не попрощавшись, как полагается почтенным гостям.

В машину они, конечно, не сели, а пошли, как ни в чем не бывало по дороге. Соседи с насмешкой говорили им вслед: «Пьяниц да разгильдяев ловили бы, а не порядочных людей». У каждого дома стояли люди и смотрели, как три мужчины трюхи-трюхи, втянув шеи поглубже в воротники плащей, как человек в футляре, спешили подальше и от объектива, как бы не попасть на фотопленку, и от людских глаз; а за ними не спеша, чуть ли не по пятам — милицейская машина. Наверно водитель недоумевал: «Что это наши «орлы» драпают от сектантов, чего испугались-то, да постойте же, садитесь скорей в машину, да быстрей вместе и уедем отсюда». Он не туда-то, что они злились на него, что он там, на пятки наезжает, зачем выдает, что мы из милиции; мы, мол, просто в гости заходили, а эту милицейскую машину и знать не знаем.

А Люба тем временем была уже в конце села и ждала Вениамина Ивановича, который вскоре подъехал на велосипеде.

На другой день, рано утром отправились Люба с отцом в Уссурийск. Идут лесной полосой при дороге, конспирируются, как бы кто не проследил их. На своей остановке на автобус не рискнули садиться. Прошли несколько остановок. А вот и автобус из Михайловки (это село, в котором они жили) в Уссурийск. Сели и к своему удивлению увидели в автобусе двух учительниц их Михайловской школы. От неожиданности одна учительница выпалила: «А ты куда? Разве ты…» — и запнулась. Ведь все они были в курсе, что ее должны были забрать в детдом.

С вокзала Люба с отцом поехала к одной пожилой сестре, куда должен был приехать Вениамин Иванович и отвезти ее на какое-то время в более спокойное место.

Уехали ночью на такси во Владивосток к сестре по вере, у которой дочь работала в пионерском лагере. Люба какое-то время побыла в пионерском лагере, а потом увезли ее в одну семью.

Через некоторое время выяснилось, что искали Любу ну, прямо-таки по пятам.

Приехали в лагерь два фотографа. Собрали всех, один фотографирует, а другой все на фотографию какую-то поглядывает. Дочь той сестры, которая приняла Любу в лагерь, заподозрила – что-то здесь неладное. Потихоньку подошла сзади и увидела на фото Любу с какой-то девочкой. Стало ясно, что все фальшь, никаких фотографий не будет. Они просто искали Любу, благо, что ее уже здесь нет.

Родителям Любиным пришлось переехать в Уссурийск, а работали все в той же фотографии в Михайловке, за 18 км. от Уссурийска.

Осенью как-то Люба поехала с родителями в Михайловку и случайно увидела бывших одноклассников. О, это надо было видеть, с каким недоумением они смотрели на Любу. Раскрыв рты от удивления, они наперебой стали спрашивать: «Это ты, Люба? А как ты… да тебя же…а нам сказали, что тебя субботники в жертву принесли…».

***************************************
Фотографии к рассказам не подлинной Любаши Бобковой. Это просто иллюстрации. Любаша Бобкова и ныне жива и здорова и всегда рядом со мной. И у нас с ней уже девять внуков от троих детей.

Пастор Александр Серков

Рубрика: Церковь и общество

© Интернет-газета "ПУТЬ", 2006-2017
При использовании материалов указывайте эл.ссылку на цитируемую статью, в бумажной публикации – короткую ссылку на наш ресурс. Все права на тексты принадлежат их авторам. Дизайн сайта: YOOtheme GmbH. Техническая поддержка сайта: info@asd.in.ua

Христианский телефон доверия: 0-800-30-20-20 (бесплатно по Украине), 8-800-100-18-44 (бесплатно по России)
или с мобильного: Life (093) 50-157-80, МТС (066) 707-000-5, Киевстар (098) 707-000-5.