Картёжник

15-11-2012, Просмотров: 799

Виктор возвращался домой радостным и возбуждённым. Ещё бы, ведь он выиграл у самого Стёпки – фраера и рецидивиста. А ведь тот часто мухлевал в игре. О всяких его приёмчиках ходили слухи, и поэтому играть с ним боялись. Знал о них и Виктор, но очень нужны были деньги.

Хоть он давно уже и завязал с картами и хорошо устроился в Сургуте, куда летал на заработки вахтовым методом. Но сейчас появилась возможность уехать туда с семьёй, и может получится – навсегда. А для этого уже нужны были совсем другие деньги.

 Упускать эту возможность Виктору не хотелось, и он согласился на эту игру, только на собственных условиях. И это сработало.

 Ведь, не лыком же он шит, и не один год был он заядлым картёжником. Хотя, счастья это, правда, ему не принесло, но чего опасаться в игре, он знал.

 Жене не скажу о выигрыше – пусть думает, что эти деньги с вахты привёз – ведь я обещал ей больше не играть. Обещал и слово держал. Сам был уверен, что уже никогда не прикоснётся к этой заразе, а видишь, как повернуло. Видишь как! Но это первый и последний раз. Время сейчас смутное – нужно как-то и где-то, хотя-бы, его переждать, а может и получится ещё устроиться в жизни хорошо. А почему бы и нет?

 Ещё молодой, здоровый, да и с женой повезло, и с дочкой, и с другом – Олежкой. Ой, как повезло.

 Как только устроился дружок сам на постоянно прорабом на стройке, так сразу и его – Виктора позвал, и даже за квартиру для его семьи похлопотал. Вобщем, Слава Богу, всё хорошо – беру билеты и через два-три дня в путь. А там новая жизнь, новое счастье. Может, и заполнится та пустота внутри, что заставляет играть, а то и выпить.

 А после – ещё большая пустота – боль, отчаяние. Не приведи Боже, как тяжко бывало после всех этих загулов. Аж, страшно вспомнить! А вот, спроси – зачем играл? За-ради денег? Нет, не совсем. Вот, за-ради куража, может быть, или вот – чтобы заполнить себя чем-нибудь острым, значимым. Вот, дескать, какой крутой, какой сильный, какой авторитет! Дурак я дурак. Пора, всё же, за ум браться. Семья, работа хорошая – что ещё человеку нужно? Ничего. Вот и живи, Витёк, ты мой дружочек неугомонный.

 За всеми этими мыслями совсем не заметил, как подошёл к своему дому. У подъезда уже сидела, волнуясь, жена с дочкой.

– Витя, я уже вещи начала собирать, а потом бросила. Испугалась. Может, думаю, ничего и не получится с нашей поездкой.

– Как это, не получится? Я же сказал – едем. Вот только, надо же, дурак я этакий, хотел за билетами зайти, да задумался и забыл.

– А денег у нас хватит и на билеты, и на первое время, и на обустройство там? Заграница всё же. Какая никакая, а заграница.

 Виктор достал пачку с крупными купюрами и протянул жене.

– Вот, держи. А лучше сама сходи и купи билеты, а я пока свой инструмент соберу.

– Так мы с Катюшкой пойдём и купим. А на когда покупать?

– Сашенька, любимая моя жёнушка, а что нам тянуть? На ближайший день и покупай. Олег ведь в телеграмме так и написал – приезжайте быстрее.

 На удивление Виктора и Саши, да на радость Катюши, билеты были куплены на следующий день. Поэтому весь вечер и почти всю ночь ушли на сборы, а перед обедом следующего дня все уже ехали навстречу новой жизни.

 Ехать было – одно удовольствие. Лето только начиналось, и в купе было светло. Сосед же, на полке напротив, оказался балагуром и весельчаком. Он всё рассказывал разные весёлые истории или спорил с проводником кришнаитом, который пытался проповедовать свою веру.

Виктор прислушивался к их спорам и удивлялся. Вот, надо же, такой ещё молодой человек, а живёт с женой, можно сказать, как с другом. Не ест ни мяса, ни рыбы, а что там уж говорить о выпивке. Весь такой умный, прилизанный какой-то. А вот то, с каким увлечением и верой этот проводник обо всём рассказывал – Виктора просто потрясало.

 Он весь горел, жил своими убеждениями и ими же только и был счастлив.

– Чудно, думал Виктор. Ведь надо же, как от многого человек может отказаться заради веры своей, убеждений своих. Может, и проводником стал этот странный человек, чтобы всем рассказывать и пропагандировать свой образ жизни. Нет, я бы так не смог. Чепуха какая-то, да и только.

 Когда споры накалялись, и даже жена Виктора увлекалась ими тоже, то сам Виктор выходил покурить. Ему всё это было неприятно и неинтересно. Жена это чувствовала, и чтобы угодить мужу, тоже часто выходила с дочкой из купе и сидела на откидном стульчике у окна напротив, наблюдая за буйной зеленью природы, что бывает только в начале лета и, отвечая на бесконечные вопросы дочки, эти три дня в поезде пролетели на удивление быстро.

 А на вокзале их встречал Олег на служебной машине, и он был рад им сообщить, что комната в общежитии уже ждёт их после косметического ремонта. Вобщем, всё ладилось. На радостях обнялись и отошли покурить.

– Как настроение, Виктор? Ничего, не вешай нос, мы тут с тобой устроимся на славу. Здесь, дружочек, такая стройка разворачивается! Объёмы такие, что не на один год. Эта строительная кампания тоже, по всему видать, надолго, уверяю тебя. Серьёзные ребята взялись за дело. Я за эти три месяца классно заработал уже. Веришь, всю мебель в квартиру купил новую. Растратился, правда, но, зато уют, комфорт.

 У тебя как с деньгами? Боюсь, что, если что, помочь не смогу. Говорю же – растратился.

– Да это я тебе ещё помочь смогу. Представляешь, только между нами говоря, чтобы Саше ни гу-гу! Я у Стёпки-фраера выиграл что надо!

– Так, ведь, ты же завязал, или это ты так, опять лапша на уши Саше.

– Нет, что ты, завязал, завязал я без всякой там лапши, но ведь деньги нужны были на все эти переезды – вот и рискнул.

– Ты это брось, Витёк! Здесь никаких игр, никаких выпивок. А то загремишь отсюда. Я же говорю, фирма серьёзная.

– Олежка, ты же меня знаешь. Можешь, как всегда, на меня положиться. Если моё слово для тебя что-то значит, то обещаю, что это был последний раз.

– Верю, верю, дружище! И всё же, ты молодец, подлец ты эдакий! Стёпку-фраера – картёжника первой гильдии обыграл. И много выиграл?

– Много – если что, обращайся.

– Так, тогда подкинь кусочек, а? Взаймы, конечно.

 Виктор достал из внутреннего кармана пачку денег и отдал Олегу.

 Послышался сигнал машины. Это водитель уже торопил, да и Александра с Катей нетерпеливо посматривали в сторону заговорившихся друзей.

 Доехали, на удивление Виктора и его семьи, быстро и уже в общежитии, в комнате, что выбил для них Олег, разбирая вещи, Виктор сказал жене, что пришлось отдать половину денег.

 Саша сильно расстроилась и заплакала.

– Ты что, с ума сошёл или всегда дураком был? Ведь, половина – это много, вдруг не отдаст, тогда сможем ли мы продержаться тут, пока я не устроюсь на работу? Да и Катюшу надо будет в садик определять. Это ведь, думаю, деньги и немалые.

 Виктор понимал, что немного сглупил, но рассержено и упрямо прикрикнул, — брось скулить, заработаю. Для чего я сюда приехал, как думаешь?

– Да, я не хотела тебя рассердить, прости меня. Ведь, я не от жадности, а от страха.

– Не боись, жена! Всё у нас здесь будет хорошо и даже классно. Дай-ка я тебя поцелую и давай начинать новую жизнь, да без ссор.

 Обнялись, расцеловались, рассмеялись. К ним подбежала, бросив свои игрушки, Катюша, и все довольные и счастливые продолжили своё обустройство.

 Жена, к сожалению, оказалась права – первые два месяца жизни в этом новом городе оказался тяжёлым. Всё было дорого. А что поделаешь? Зарплаты у людей хорошие, вот и цены хорошие. Олег, по всему было видно, и не собирался отдавать деньги ни в аванс, ни в получку. Он даже совсем не вспоминал о долге, хотя знал, что весь месяц Виктору надо будет работать бесплатно. Его заработок должен был уйти на регистрацию, а первый аванс был совсем небольшим, но перспективы действительно были хорошими, и настроение у Виктора с Сашей совсем не падало, а даже наоборот. Ждали и надеялись, веря, что всё у них образуется и выровняется в лучшую сторону.

 Как-то Виктор намекнул Олегу о долге и о своей нужде, а тот только рассмеялся, кинув, – даром взял, даром и отдавай – не мелочись, дружище!

 Виктору даже стыдно стало. Ведь, Олег, всё же, много для него сделал, что и говорить. Если бы не жена с Катюшкой, он бы, конечно не мелочился, но их было жаль. Нужда – это не для женщин и детей.

 Был уверен, что сам бы выдержал все лишения. Иногда в голову закрадывались мысли, – а может, зря он их вот так, сразу привёз сюда. Может, всё же, сначала самому нужно было бы обустроиться? Хотя, размышляя дальше, понимал, что жена, конечно, была бы против этого. Да и кто мог предвидеть, что Олегу понадобятся их деньги.

 Долгожданный аванс, всё же, пусть небольшой, но был получен, и жизнь потихоньку, помаленьку налаживалась.

 Однажды, придя на работу, Виктор узнал, что их бригаду с тремя новичками, отвезут на новый объект. Он был далековато, и ехать на автобусе надо было полтора часа туда, полтора назад. Это немного огорчило его, ведь времени на семью при двенадцатичасовом рабочем дне, плюс дорога не оставалось и Виктор, недовольный, зашёл в автобус. И, ни на кого не глядя, плюхнулся на свободное сидение и уставился невидящими глазами в окно. Ну прямо автобусные туры в Чехию.

Вдруг его кто-то пихнул в бок локтём и рассмеялся.

– Витёк, брат, вот так встреча!

 Виктор повернул голову и ахнул. Рядом с ним сидел Стёпка-фраер.

– Встреча действительно, всё равно, что на Эльбе. Ты какими судьбами сюда?

 Сердце Виктора так и упало. Неприятно заныло под лопаткой, и он отвернулся и ещё упрямее втупился вдаль.

– Не кривись, брат, и ничего не бойся. Я и ещё два моих брата – новички в вашей бригаде. Вот, так действительно – пути Господни неисповедимы.

– Да что ты заладил – брат, брат. Я вот, только не врублюсь, что это за представление такое? Ты что, за своими бабками за мной свалил?

– Витя, не обижайся и не неси, чёрт знает что, а бабки эти тогда я тебе специально проиграл, если хочешь знать. Я ведь, теперь новый человек. Заново, так сказать, родился – и родился свыше.

– Ты мне решил, значит, мозги пудрить? Говори всё прямо, я не маленький. Изложи суть и обнажи корень твоего истинного здесь пребывания.

– Нет, Вить, я серьёзно. Просто, я знал, что тебе нужны деньги. Так ты бы у меня не взял, вот, я и согласился тогда на эту игру. Хотя на тот момент уже, как и ты, завязал с картами, потому что пришёл к Богу. Вот, я и решил частью денег тебе помочь, часть денег отдал в церковь, а часть оставил себе, чтобы новую жизнь начать.

– Куда ты пришёл? Что ты решил? Я случайно, не сплю а, брат?

 Виктор язвительно произнёс слово ”брат” и сплюнул.

– Это, брат, разговор длинный, мы с тобой ещё наговоримся, а сейчас, хочешь верь, хочешь нет, но пришёл я к Богу, стал верующим человеком и родился свыше, что значит – от Духа Святого и воды. А, следствие всего этого, так это то, что перед тобой дитя Божие, а не исчадье ада, как прежде.

 Виктор ещё раз сплюнул, схватился за голову и пересел на другое, свободное место.

– Слышь, а не пошёл бы ты вон со всей этой ахинеей. Дурак, да и к тому же ещё и сумасшедший.

 В дороге Виктор пытался вздремнуть, но сердце ныло, а волнение перехватывало дыхание. Он ненароком посматривал на Степана и его, так называемых трёх братьев.

 Те были приятными молодыми людьми, а Степана тоже нельзя было узнать. У него даже голос стал другим, что вообще в природе было невозможно. Вспомнился проводник в поезде, а в голове промелькнула мысль, –  неужели вера может так преобразить и изменить человека?

 Работал Степан тоже добросовестно и даже помогал другим мужикам. А когда хлопцы попросили три литра водки поставить в выходной, за то, чтобы влиться в члены бригады, то Степан и эти два категорически отказались.

– Мы верующие и не пьём совсем. А ещё, мы были рады узнать, что в этой фирме выпивки категорически запрещены, – Степан говорил это как главный, но очень стесняясь, краснея и запинаясь. Бригадир ухмыльнулся, похлопал его по плечу и сильным басом, на весь автобус, заявил, – а зачем нам ждать выходной. Если чего-то очень хочется, нужно искать средство для исполнения желания здесь и сейчас, а вы, ребята, я вижу, нашли причину, по которой можно увильнуть от святого святых.

 Вера, видите ли, у них. В Бога, конечно, веруй, кто ж против, но и сам не плошай. Жить нужно для счастья и удовольствия, но с вас, видно, взятки гладки. Что ж, посмотрим вас ещё в работе, – какие вы мастера. Пойдёте сейчас все трое на кладку.

 И работа закипела.

 А к обеду на служебной машине подъехал Олег. Бригадир взволнованно и заискивающе подбежал к остановившейся машине и стал докладывать о том, что сделано, какие материалы и какая техника нужна для продолжения работ. Олег же резко остановил его, недослушав толком до конца

– Я приехал сюда сейчас не за этим. Хочу поглядеть на наших новичков. Говорят, сам Степан пожаловал в мою бригаду. Вот так дела, вот так чудеса. Где же этот молодец, хочу сам на него поглядеть.

 Бригадир удивлённо развёл руками, – да вот же он, стены кладёт. Вроде бы, в общем, получается. Степан, как Степан – что же в нём особенного?

 Олег рассмеялся и быстро подошёл к Степану. Подав ему руку, спросил, – что, не узнаёшь меня, Стёпа?

– Почему же, я помню вас. Ещё детворой в картишки баловались, а потом вы на учёбу, в Сургут, а я по этапу. Разные у нас с вами были пути-дороги. Да вот, видите – всё же свела нас судьба.

 Олег огляделся по сторонам и, увидев Виктора, позвал, — Виктор, иди-ка сюда, вспомним молодость.

 Виктор положил мастерок и подошёл поближе. Да мы тут уже немного повспоминали, да и воспоминаний у нас не хватило, видно. Что уж тут вспоминать. Это уже другой Степан. Я вот, смотрю на него и диву даюсь.

 Олег похлопал Степана по плечу и весело кинул, – ладно, посмотрим, а ты, Витёк, пойдём со мной – разговор есть.

 Они подошли к машине и, усевшись на заднем сидении по дружески пообсуждали Степана, удивляясь всей этой истории с ним. Затем Олег достал бутылку хорошего коньяка и, налив в разовые стаканчики, произнёс тост, – За тебя, Витёк. Держись тут. А то, я вижу, свято место пустым не бывает. Не верю я всем этим бредням про веру, про Бога. Ты держи ухо востро. Ладно?

– Да уж, не маленький я поди. Хотел отказаться от выпивки, но почему-то не смог и выпил. А потом по второй, по третьей.

–  Вот, напоишь меня сейчас и выгонишь с работы. Так, что ли?

 Виктор говорил это шутя, но в голосе его звучала струнка недоверия и непонимания.

–  Не дрейфь. Что для настоящего мужика какие-то сто грамм. Если хочешь, я отвезу тебя в общагу.

–  Да, я, в общем-то, могу работать. Да и что ребята подумают. Я вот, закушу сейчас хорошо, и всё будет в норме.

 Виктор поспешно съел целую банку консервов, большой солёный огурец, что-то говорили с Олегом о погоде, о природе, а на душе становилось как-то всё тяжелее и тяжелее. Он никак не мог понять – зачем его Олег, вот так отделил на глазах у всех, угощает, общается с ним на равных, на виду у всех – нехорошо это.

 Он понимал, что здесь что-то не так. Да и ровней Олегу себя он не чувствовал. Какая-то трещина легла между ними. Он стал опасаться Олега и, можно сказать, перестал ему доверять.

 При первой же паузе в разговоре, Виктор поспешно попрощался и вылез из машины.

 Уже на рабочем месте старался виду никому не подавать, что выпивши, но бригадир подметил и стал расспрашивать, что да как. Кто он Олегу, да что за секреты такие у них.

– Ты вот, Витёк нормальный мужик, трудолюбивый, да и работаешь путём, но скрытный какой-то. Всё норовишь сам по себе, как тот кот. Вот, с Олегом у тебя какие-то секреты, разговоры, а со мной ты и поговорить уже не хочешь.

–  А что говорить с пустого в порожнее. Работа, поди, не ждёт.

– Да, работа не волк, в лес не убежит, а у меня, может быть, разговор серьёзный есть. Пойдём ко мне и поговорим, как мужик с мужиком.

 Зашли в каботажку, Виктор сел на лавке у двери и насторожился.

– Да ты не хмурься и не бойся меня, я ведь к тебе со всей душой. Давай выпьем с тобой по сто грамм. А хочу я тебе предложить быть моим помощником. Коттедж большой, работ много. Я вижу, ты парень толковый, и чертежи хорошо читаешь, и в работе молодец. Мне самому за всем не уследить. Да и образование у тебя, всё же, высшее, а бригада наша выросла, так что помощник мне очень будет нужен. За коэффициент трудового участия не беспокойся – к концу сезона он будет не меньше, чем два. А это КТУ самый высокий, сам понимаешь. Так что, заработок твой будет просто отличным.

 Виктор согласился.

 – Выпили по одной, потом по другой, а дальше наступил провал. Когда же закончился рабочий день, и вся бригада уже сидела в автобусе, то в нём не оказалось только Виктора и Степана.

 Их долго звали, а потом сам бригадир пошёл посмотреть, где они там. Ведь, Виктор захмелел сильно – это да, но в каботажке, всё же, должен был уже немного проспаться.

– Эх, надо было посмотреть как он там, – резанула мысль, но её перебила другая, – да ведь так надо, чтобы он остался тут один, а когда начальство будет вечером вместе с хозяином осматривать качество работы и сделанные объёмы, конечно же, это и стали бы последними минутами работы этого умника.

 Вдруг бригадир увидел совсем странную картину. Маленький по росту, да ещё и худощавый Степан тащил на себе высокого, здоровенного Виктора. Тот лежал у него на спине и спал, а Степан, согнувшись в три погибели, оттащил его уже довольно далеко от коттеджа и направлялся, по всему видно к дороге, но в обратную сторону от стоявшего в ожидании автобуса.

– Эй ты, картёжник хренов! Куда ты его тащишь?

– В гости. К себе в гости. Он обещал у меня быть сегодня в гостях. Езжайте без нас, пожалуйста.

Татьяна Дейна

Рубрика: Искусство, Образ жизни

© Интернет-газета "ПУТЬ", 2006-2017
При использовании материалов указывайте эл.ссылку на цитируемую статью, в бумажной публикации – короткую ссылку на наш ресурс. Все права на тексты принадлежат их авторам. Дизайн сайта: YOOtheme GmbH. Техническая поддержка сайта: info@asd.in.ua

Христианский телефон доверия: 0-800-30-20-20 (бесплатно по Украине), 8-800-100-18-44 (бесплатно по России)
или с мобильного: Life (093) 50-157-80, МТС (066) 707-000-5, Киевстар (098) 707-000-5.