«Я каждый день искал выход из сложившихся обстоятельств, и Господь откликался»

30-06-2010, Комментариев нет Просмотров: 2 111

jur13

…На преступный путь я встал очень рано, в одиннадцать лет. Все началось с одного знакомства, которое впоследствии  перевернуло всю мою жизнь. Проходя по одной из улиц нашего поселка, увидел парней, которые толкали мопед, пытаясь его завести. Присоединился к компании, так как был большим любителем техники.  Мопед принадлежал парню по имени Анатолий. Потом он пригласил меня домой. Войдя к нему в дом, я получил шок. Мрачная картина открылась моему взору: низкий прогнувшийся потолок, подпираемый столбами, глиняный пол, покрытый рубероидом, выцветшие занавески на окнах. На кровати лежала больная мама Анатолия, она была инвалидом первой группы, ее суставы на руках и на ногах были покручены, жутко изуродованы ревматизмом. Она практически не ходила.  Эта картина настолько шокировала меня, что мой внутренний человек присел. Они жили очень бедно, меня это настолько тронуло. Для себя решил — буду помогать Анатолию.

Анатолий учился в школе,  на два года старше меня и очень рано повзрослел, был очень самостоятельным парнем. И как говорил Соломон, — Боже, не дай мне бедности, чтобы обеднев, я не стал красть. На то время Надежда, мама моего друга, получала пенсию в тридцать рублей. Они жили за чертой бедности, держали хозяйство, выживали. Но это хозяйство необходимо было чем-то кормить. И мы, по ночам ходили на колхозный  АВМ (агрегат  по переработке зерна и кукурузы на комбикорм), и у знакомого сторожа выменивали на самогон корм. Когда знакомого сторожа не было, приходилось просто воровать. Когда моя мама узнала, что мы возим корм, она сказала, что, почему ты и нам не возишь, вози и нам. Это как то оправдывало наши с ним ночные вылазки. Осенью пробирались на колхозный ток, воровали семечки подсолнуха, чтобы заменить на подсолнечное масло. Потихоньку это засасывало, с помещения тракторной бригады своровали кровати матрасы и подушки. А потом пошло-поехало, брали все, что плохо лежит.

После того,  как окончил школу, поступил на учебу в строительный техникум города Кировограда.  Познакомился  с ранее судимым Александром, который на то время уже отбыл срок за воровство. Это был профессионал воровского дела, у него была сумка, в которой находилось двести восемьдесят ключей, отсортированных в связки.  Любую дверь открывали  путем подбора ключа, то, что не открывалось, взламывали фомкой. Зачастую двери поддавались ключам и понять, что происходило воровство, было очень сложно. Со временем только обнаруживалась пропажа. За девять месяцев было совершено тринадцать краж. Вскрывали дверь, входили в любую организацию в поселке, и брали все, что может пригодиться. Включая и кражи огнестрельного оружия и боеприпасов. Мой отец работал председателем Украинского общества охотников и рыболовов, вечером, взяв у отца ключи, проникли в его рабочий кабинет и похитили из конфискованного оружия два гладкоствольных охотничьих ружья. Набрали также и боеприпасов. Потом, из одного ружья сделали обрез, который брали с собой на кражи. Позже было проникновение  в ДСО «Колос». Были соревнования, связанные со стрельбой, там были похищены около полторы тысячи мелкокалиберных патронов и винтовка «Марголина».

Почему меня привлекало  оружие? В родительской семье я постоянно подвергался жестокому физическому насилию со стороны отца. Однажды на свадьбе, моего дяди Вити, которая была в Одесской области, я тогда учился в четвертом классе. Взрослые были заняты своими делами, мы же дети были предоставлены самим себе. И вот, играя на речке, обнаружили там стоящий разобранный трактор, начали на нем играть, забирались в кабину, дергали за все рычаги, потом, не помню уже кому, пришла в голову такая идея, налить в двигатель воды из речки. Налили, да еще и с песком, а впоследствии оказалось, что мы налили воду туда, где должно было находиться масло. Чем был нанесен ущерб, потому, что необходимо было разобрать весь двигатель, и перемыть все бензином.  Естественно, сказали на меня, так, как я был чужой. Тракторист пришел на свадьбу и начал жаловаться на меня. После чего пьяный  отец начал меня просто прилюдно убивать. Люди, которые видели происходящее, были в шоке, одни накинулись на отца, а другие забрали меня и спрятали у себя дома. Когда пришло время уезжать, я спрятался в кукурузе, так, как боялся отца, боялся ехать домой. Потом люди взяли слово с отца, что он меня трогать не будет, и уговорили меня не бояться. Мне больно об этом писать, но подобное насилие в моей жизни было постоянным, отец бил чем попало и по чем попало, помню крики матери: «Жора, не бей его только по голове!» Потом позже, Господь мне открыл, почему отец так поступал со мной, потому, что он в младенческом возврате, подвергся насилию.  Во время войны, немец подбросил его вверх и не поймал, упал на землю, пошла носом и ртом кровь, думали, что немец его убил.  Это травмировало его, и он стал физическим насильником.

У меня было чувство постоянной незащищенности, а оружие предавало уверенности в себе, защиты. Физическое насилие вылилось в то, что на проводах друга в армию, произошла ссора, завязалась драка, и мы со знакомым очень сильно побили человека, нанесли ему тяжкие телесные повреждения, была перебита челюсть и сломаны ребра. Завели уголовное дело, но отец устроил все так, что меня из зала суда выпустили по амнистии. Это произошло в феврале 1983 года, но в мае этого, же года нас арестовали за кражи. Я вел бандитский образ жизни: постоянные драки, кражи, мы ходили с оружием, нас все боялись — уважали.

С детства почему-то так складывалась жизнь, что был «какой-то не такой»: постоянное насилие, жуткая несправедливость приводили к тому, что уходил из дому, в школе тоже много было несправедливости и насилия. Хватало того, что меня где-то видели и, не разобравшись, говорили: «Это Журавский сделал, он там был». Из-за этого мне опротивела моя фамилия, она стала именем нарицательным. Обозлился, стал мстить учителям, родителям, делать всё назло, чтобы потом склоняли не зазря. Для всех был «не таким», и каждый, кто только мог, воспитывал меня насилием и злом. Мама мне говорила, что если бы она знала, что я таким буду, то она бы меня еще младенцем, в купели утопила, похоронила, один раз пере плакала бы, и не мучилась с тобой. Понимал, что меня не любят, я не ценен. Впоследствии это переросло в навязчивое желание покончить жизнь самоубийством, с которым практически боролся всю жизнь.

И вот 19 мая 1983 года нас арестовали. Девять месяцев шло следствие, судили нас по шести статьям Уголовного кодекса, за тринадцать преступлений, мне, тогда еще несовершеннолетнему, дали семь лет общего режима. Попал в Кременчугскую воспитательную колонию, было очень трудно, насилие — беспредел, многие не выдерживали, отламывали черенки от ложек и глотали их. Потом «шпагоглотателей» вывозили  в Полтаву «на больничку», делали операцию, изымали металлические предметы, и в это время несовершеннолетний заключенный блаженствовал, отдыхая от лагерной жизни. Меня пронесло: выдержал все издевательства, и когда исполнилось восемнадцать лет, написал заявление на взрослую колонию. Перевели в Желтые Воды, и вот, анализируя лагерную жизнь, начинаю понимать, что преступный мир — это не для меня, я случайный человек, попавший сюда под влиянием старших. Старался не нарушать режим содержания, работал, и в 1985 году перед усилением Уголовного кодекса администрация колонии очищала переполненную зону. Начальник отряда пообещал, что если мы сделаем ремонт комнаты ПВР (комната отдыха и собраний), то он нас отправит отбывать дальнейшее наказание в колонию поселения. Мы сделали ремонт, и по отбытии наказания по одной трети, меня и других заключенных отправили этапом в Сибирь. Попадаю в Красноярский край Кежемский район,  поселок Проспихино.

Через этот поселок протекает река Ангара, и ниже по реке через восемнадцать километров строилась Богучанская  ГЭС. «Забайкальские комсомольцы»,  сокращенно ЗК, готовили ложе под водохранилище Богучанской ГЭС. Учреждение К-100, в которое входило очень много колоний, которые зимой «косили» лес, а летом сплавляли плоты по Ангаре, сдавали в Лесосибирск на деревообрабатывающие комбинаты.

Наша колония была сплавной. У нее было восемьдесят единиц флота, который обеспечивал такелажем весь лесосплав по Учреждению К-100.  Также наша сплавная контора обслуживала и ремонтировала плоты по пути следования в Лесосибирск.

yeniseirivershipping-1827

И тут для меня наступает интересный момент в моей жизни. Я знакомлюсь с Александром Верещагиным, которому в то время было уже 53 года. Это был старик, умудренный жизненным опытом, который в своей жизни прошел через «и Крым, и Рим, и медные трубы». Он всю жизнь проработал в старании. Прошел долгий путь от бульдозериста до горного мастера и начальника участка по добыче золота. И этот человек начинает положительно влиять на мое сознание, и во мне происходит перестройка, переоценка ценностей. Годы, прожитые в Сибири, были самыми счастливыми в моей жизни. Свое свободное время постоянно проводил с Александром, мы могли целыми ночами  пить чай с конфетами и общаться. Мне было с ним очень интересно, помимо рассказов о своей жизни, о старании он как-то положительно влиял на меня, и мое сознание стало меняться в лучшую сторону. Я очень благодарен Богу за эту встречу. Александр сделал ту работу в формировании моего сознания, которую не сделали в свое время родители и учителя. Получилось так, что мы с ним очень сдружились. Кто-то пил водку, а кто искал себе романтических приключений. Мне было очень приятно общаться с Александром, он был очень интересным человеком и собеседником.

img_0004

Был такой случай. В декабре месяце открывались курсы рулевых мотористов, и я записался на учебу. А до курсов работал в строительной бригаде, занимались утеплением военных палаток, в которых проживали. Делался деревянный пол и стены, только крыша оставалась брезентовой. Комендант колонии не обеспечил нас доской, и кода начальник пришел вечером с проверкой, комендант выкрутился, свалив всю вину на нас. Нас посадили в ШИЗО (штрафной изолятор) на сутки, после чего меня отчислили с курсов рулевых мотористов.  Почему упоминаю это, потому что этот случай послужил дальнейшим очень хорошим отношениям с начальником колонии. Те, кто учился  на курсах, должен иметь безупречную репутацию, было очень строго, за нарушения сразу отчисляли. И так, как я попал на сутки в ШИЗО, меня отчислили.  Подошел к Александру, и спросил: «Что мне делать?» На что он ответил: «Иди к хозяину, просись, скажи, что очень любишь технику, проси, как родного отца, что твоя судьба в его руках, не останьтесь в стороне».  Пошел на прием к начальнику, попросил  прощения, сказал все, чему научил меня Саша. Начальник колонии, Силаев Вячеслав Владимирович, был человеком предпенсионного  возраста, полковник в звании, любезно называемый братвой «дедом», выслушав мою просьбу, прочитав полуторачасовую мораль, пообещал восстановить на курсах. И таким образом меня опять зачислили на курсы. И то, что Силаев мне поверил и доверил учиться и работать на флоте, было для меня чем-то невероятным, потому что до этого мне никто не доверял. И потом я старался всё делать так, чтобы оправдать оказанное доверие.

img_0001

Целую зиму мы учились на курсах, в конце марта сдали экзамены, и нас распределили  по катерам. И так как в марте еще холодно, лежит снег, все сидели по катерам, топили печки и ждали оттепели. Вообще-то на территории расположения Учреждения К-100 был сухой закон. В поселке спиртное выдавалось по талонам только вольному населению: две бутылки водки на месяц. Поэтому, когда в магазин завозили одеколон «Русский лес» и «Биокрин» — стимулятор для роста волос на спиртовой основе — это всё скупалось упаковками. У нас на флоте был девиз «Все пропьем, но флот не опозорим», поэтому пили, что называется, «всё, что горит».

Был один интересный момент в моей жизни, где Господь явно спас меня.

Когда был очередной завоз одеколона,  на флоте началась массовая пьянка. На какой катер не зайдешь — везде праздник. Предложили выпить и мне, отказался, тем более что одеколон на зрение влияет, и вообще, зачем мне лишние приключения. И вот сижу в своем катере, наши все пьют, и вдруг в сознании звучит сигнал тревоги как на пожар, слышу голос: «Валера, немедленно уходи отсюда!» После этих слов, какая-то Неведомая Сила объяла меня, подняла, я шел не своими ногами к выходу из катера. Мои спрашивают: «Ты куда?» Говорю: «Пойду домой, всё равно работы нет». Спрыгнув с катера, прошел метров пять, почувствовал, что Сила, которая держала меня в объятиях, ослабла,  и уже в нормальном состоянии пошел в расположение. Не понимал, что произошло со мной, был в глубоком шоке, подумал, наверное, я в рубашке родился.

Не доходя до колонии-поселения, встретил шедших мне навстречу двух контролеров. Они загадочно улыбались, задавали мне какие-то глупые вопросы, сами в это время принюхивались ко мне, поняв, в чем дело, вел себя, свободно и спокойно, шутил с ними. Контролеры пошли своей дорогой, я своей. Пришел в палатку, поел, прошло где-то больше получаса, слышу, шум какой-то на проходной, и в этот момент, заходит один из нашей палатки, спрашиваю: «Что такое?» А он отвечает: «Ты что, не знаешь — весь флот, весь такелажный цех поголовно пьяные. Согнали народу человек шестьдесят, закрывают всех в шизо».  Думаю, ничего себе, чудным образом спасся. Кто бы там разбирался, пил я или не пил, вместе со всеми угодил бы в кутузку. Вообще-то нашего брата в Сибири никто не жаловал, при поступлении в колонию замполит, сразу объявил: «Закон — тайга, медведь — хозяин, кончилась железная дорога — кончилась и советская власть: жаловаться некому».

122

После ремонта, как сошел лед с Ангары, спустили все катера на воду, и потихоньку началась работа. Я нашел себя в этой работе, получал очень большое удовольствие, а мне за это еще и деньги платили. Романтика: катер-водомет КС-100, называемый «каэска»,  сама река, все новое, неизведанное, сколько открытий. Получилось так, что к концу навигации моего капитана забрали (он уехал получать новый катер «Ярославец»), меня оставили одного, и еще два месяца работал сам. Зимой опять учеба, весной сдал экзамен на первого штурмана — помощника капитана. И так как первый штурман по правилам плавания имел право занимать место капитана, то весной мне выдали катер и назначили на нем капитаном. Никогда ничего подобного в моей жизни не происходило в плане доверия, а тут доверили катер! Мне — заключенному! Ответственность была очень большая, река Ангара считается самой сложной рекой в бывшем Советском Союзе, тридцать восемь шивер (нагромождения камней по руслу реки) и три порога.  Часто случались аварии, в шиверах топили катера и пробивали баржи из-за мелководья и камней. За пять лет моего пребывания там утопили баржу, три больших катера Проект-1606 «Зубило» и две каэски.

6

Интересный случай был осенью, практически перед закрытием навигации. Послали «каэску» в Кежму в управление, чтобы получить деньги для нашей конторы. Пока там решали вопросы, ударил мороз, и когда получили деньги, по реке вовсю шла уже шуга (мелкий лед), приняли решение потихоньку двигаться домой.  Дело в том, что «каэска», водомет, шугой забивает решетку на турбине, и катер становится неуправляемым. В Мурском пороге забило турбину,  снесло на камни, пробило днище, и катер сел на плиту (большой камень) ближе к правому берегу реки.  Рация в том месте не брала, команда сутки находилась в условиях, опасных для жизни. Пропавших начали искать вертолетчики, экипаж с деньгами взяли на борт, а катер остался в реке.

102

Навигация  1986 года была особенно тяжелой. Зимой выпало много снега, ожидалось много талой воды, и чтобы не случилось аварии на Усть-Илимской ГЭС, спустили из водохранилища много воды. Когда начал таять снег, таял медленно и впитывался в землю, получилось, что в водохранилище до проектной мощности не хватало воды. Сброса практически не было, река получала, только ту воду, которая проходила через турбины ГЭС. Шутя, говорили, что ГЭСовцы поддерживают санитарный уровень воды в реке, чтобы рыба не пропала. Ангара сильно обмелела, фактически каждый второй  плот попадал в аварию то в шивере, то в пороге.

9

За навигацию 1986 года я три раза был в Проспихино. Была еще за эту навигацию большая неприятность с бухгалтерией. За сезон на нашей заправке заправился всего полторы тоны солярки, а план-приказы сдавал, что отработано в сутки по шестнадцать, восемнадцать часов, ни одна бухгалтерия не пропустит это. Заступился начальник, потому что мы постоянно заправлялись с буксиров, которые ремонтировали плоты.

image-015_1

Частые аварии происходили в Аплиском пороге. Там большие камни по руслу реки, скорость течения 23-24 км/ч. Из-за течения плот пучками зацепился о камни, одни пучки наносило на другие, получался очень большая куча из пучков и бревен, величиной с одноэтажный дом. Потом отсоединяли секции, буксировали к берегу, ремонтировали, и по новой формировали  плот.  Что из себя представляет плот — это шесть секций древесины, связанной в пучки длиной по 117 метров и шириной  22 метра, объем древесины в плоту достигал пяти тысяч кубических метров  и более.  Работа была сложная и опасная для жизни, то, что мы делали в пороге, спасая плот, некоторые не могли на это смотреть, отводили  взгляд, капитаны теплоходов «Ангара»   называли нас «силаевские смертники». Течение, камни бревна, лебедкой вытягивали пучки, нагрузка была такая, что с троса шел дым, трос не выдерживал, лопался, бывало и по пояс в воде.  На аварии постоянно приезжало начальство,  начальник нашей конторы, Силаев, а также замгенерала по сплаву из управления. Постоянный контроль и поддержка, работа была очень тяжелая, как сейчас понимаю, не для слабых. Но она приносила невероятное удовлетворение. Это как небо для летчика — кто хоть один раз попробовал, уже без этого не сможет жить.

52

Тут опять происходит неожиданный и приятный поворот в жизни. Нас постоянно контролировал замгенерала по сплаву из управления капитан Березкин Валерий Григорьевич. Он, бывало, приезжал вечером, неожиданно, после работы.  В ремонтных бригадах часто видел пьяных и постоянно задавал мне один и тот же вопрос:

— Почему все пьяные, а ты трезвый?

Я пояснял ему, что  очень доволен своей жизнью, и не желаю себе лишних приключений.  Ему это очень нравилось, мы сильно подружились, и Березкин сказал, что заберет меня к себе в управление, на катер капитан-механиком, чтобы  его возить. Я ему отвечал:

— Григорьевич, я же заключенный, кто меня пустит в управление?

— Когда у тебя УДО (условно-досрочное освобождение)?

— В марте.

На что он ответил, что решим этот вопрос — поговорим с твоим начальником, и будешь работать у меня.

yeniseirivershipping-2128

yeniseirivershipping-2672

Для меня навигация закончилась в октябре. Только вытянул катер на берег, и двух минут не прошло, прибежал дневальный из штаба и сказал, что меня вызывает Силаев.  Оказалось, что освободился мастер по такелажу, и некому его заменить. Попросил меня работать мастером в цехе по изготовлению такелажа. Мне необходимо было еще зиму учиться на капитан-механика, и в такелаже я не очень разбирался.  Но начальник заверил, что помогут, поддержат, потому что некому доверить, сплошная пьянь. Деваться было некуда, учился и работал мастером, трудно было.

Бывало, приду в контору, Силаев увидит, зовет: «Зайди ко мне». Расспрашивает, как дела, почему не заходишь, есть ли что кушать? И так неудобно  становилось, за всю мою жизнь  родной отец никогда мне таких вопросов не задавал.  Не существовало границ, что он начальник, полковник, а я заключенный. Писал коменданту записку, чтобы тот отоварил меня из магазина всем, чем положено по офицерскому пайку. Вячеслав Владимирович видел, как я добросовестно работал, и доверял мне, ценил, заботился, иногда было так, что в производственных вопросах спрашивал совета. Таких отношений у меня в жизни ни с кем не было. В родительской семье  и в школе постоянно чувствовал себя отверженным, изгоем, но доверие начальника и его отношение ко мне производило какие-то внутренние перемены, там я становился другим человеком. Между нами были чисто дружеские отношения. Часто с Березкиным встречались в конторе,  говорил, что все будет хорошо, говорил с начальником, пообещал отпустить на УДО.

И вот однажды вызывает меня Силаев к себе в кабинет, и говорит при Березкине: «Так, мол, и так, (подмигивает Березкину), УДО подходит, если не испортится, то отпустим».  Ну просто невероятные отношения с начальником! И вот пришла весна, подготовили документы, отправили на суд.

Захожу в суд, судья разбирает мое дело, и говорит:

— О… так ты выучился на капитан-механика, имеешь диплом, работал, начальник хорошую характеристику написал. Итог: отпустили досрочно, на два года и десять месяцев. Когда ехал на кузове грузовой машины назад в Проспихино, от радости готов был до неба прыгать. Эти почти пять лет, прожитые в Сибири, были самыми радостными годами моей жизни, работа мне очень нравилась, отношение было с начальником, как с отцом. После освобождения приехал домой и стал делать военный билет, потому что необходимо было возвращаться в Сибирь: я принял решение после освобождения остаться работать на флоте.

yeniseirivershipping-2129

Получил военный билет, и поехали с родным братом Олегом в Сибирь, устроились на работу. На то время на Богучанской  ГЭС уже работал шлюз,  возил днем начальника верхнего бьефа (водохранилища перед дамбой), а ночью мастера по приемке плотов и ремонтной бригады.

И вот Господь явно проявляет Себя в моей жизни. Где-то в глубине своего сердца понимал, что мне необходимо жениться, чтобы опять никуда не залететь, и начал искать себе спутницу жизни. И как-то обратил внимание на Людмилу, она окончила институт и по распределению ее направили в нашу сплавную контору, она работала начальником ОТИЗ, знаком до этого был уже давно, так, как приходилось по работе постоянно к ней обращаться. Отношения были дружескими, и в одно время заметил, что она относится ко мне как-то по-другому, это было больше, чем дружеское. И вот со своим другом  Юрой Октябревым напросились к Людмиле на чай. И в этот вечер, когда впервые обнял Людмилу, мне что-то внутри сказало: «Это твое, родное, то, что ты искал».

7

144

И это послужило началом  для дальнейших отношений. Приехали после навигации на Украину, к моим родителям. И родные мне говорят, что дед завещал тебе дом, зачем вам по Сибири скитаться, подумал, логично. Вернулись назад в Красноярский край, Людмила пошла в декрет, я остался работать на флоте. Летом родился сын Андрей, приняли решение зимой ехать жить на Украину. Осенью рассчитался с работы, жили еще восемь месяцев у родителей Людмилы в Красноярске. Отношения были невероятные. Я был самым счастливым человеком.

Когда приехали жить на Украину, начались проблемы в отношениях с родителями. Родители решили, что в том доме, который завещал дед, будет жить средний брат, он к тому времени женился.  Я стал говорить,- что же вы делаете, вы же обещали, что нам будет, где жить, я бросил в Сибири работу, там нам обещали жилье. На что мама, ответила;- какая разница, кто будет жить в этом доме, для меня вы все дети, ты получишь квартиру в строящемся доме. (Я к тому времени устроился на стройку).

Из-за того, что родители поменяли свое решение относительно обещанного дома, очень сильно обиделся. Было вообще чувство того, что меня разорвали  напополам: одна часть осталась на Ангаре, а другая в Украине. Работа на флоте — это было мое, то к чему лежало мое сердце, это было мое призвание, я настолько полюбил эту работу,  работа же на стройке, была для меня каторгой, обесцениванием личности, приносящей боль и несправедливость. Просил отца, чтобы он помог устроиться на работу, связанную с техникой, ведь у меня диплом судомеханика, но отец пил, и на мои просьбы не реагировал вообще.  Рассчитывал на помощь родителей, но само отношение говорило о том,  что никому  не нужен со своими проблемами. Нуждался в поддержке, рассчитывал на родителей, но, увы.  Испытывал чувство отвержения, несправедливости, боль.  Работая на стройке, нам обещали первым квартиры, предложили поехать в Иркутскую область строить деревообрабатывающий цех для нашего ПМК-137 (передвижная механизированная колона), поехал. Впоследствии нас оставили без квартир.

За это все время начал употреблять спиртное как анестезию от боли. Дошло до того, что последний год, перед аварией был стремительный полет в пропасть. Появилось презрение к жизни, своими же руками стал себя добросовестно убивать. Каждый день выпивка, водка начала течь рекой. Меня все глубже и глубже начало засасывать в трясину, откуда выбраться уже никак не мог. И остановкой стала авария. Бог допустил полное падение в моей жизни, позволил мне разбиться полностью, видно у меня такой характер, что Бог допустил падение на полный ноль, оказался на обочине этой жизни, а может быть и в кювете, потом пришел и начал спасать.

Второго августа 1993 года я попал в аварию.

После чего, начал Богу задавать вопрос: «За что Ты меня наказал?» Считал себя не хуже, чем другие люди. Бытует мнение, что если с человеком, что-то в жизни происходит, то это Бог наказал. И произошло удивительное, Бог мне ответил. По Кировоградскому ТВ показывали документальный фильм, в котором Лазарев, автор книги «Диагностика кармы», объяснял, почему люди болеют, страдают. Оказалось все настолько просто, это было для меня настоящим открытием. Лазарев объяснял, что люди болеют и страдают из-за того, что они нарушают Заповеди Божьи, потому, что в Библии написано, возлюби ближнего своего, как самого себя, а люди не любят, ненавидят, презирают, ревнуют, обманывают. И из-за этого они болеют. И это было для меня таким шоком, таким открытием, просто потрясающим мое воображение. В этом рассказе Лазарева,  увидел ответ Бога,  понял, почему потерял ногу, потому, что я нарушал Заповеди Божьи.

Когда был еще в юношеском возврате, занимался борьбой, потом, познакомился с одним человеком, который служил в спецвойсках по уничтожению десанта. Он восемь человек, положил сам, всех на землю в штабеля за считанные минуты, мы, пацаны, все это видели, и  для нас это было,  пределом наших мечтаний. Их там так тренировали, так гоняли, потом этот Александр тренировал нас. Отрабатывали приемы рукопашного боя,  доводя все до автоматизма. И потом, в драках  так, ногами, по образу и подобию Божию… проходился, редко бил кулаками, в основном ногами. Я своими ногами топтал образ и подобие Божье в человеке.

Лазарев говорил, что нарушение Божьих Заповедей это грех, а грех приносит с собой болезнь, страдание смерть. И это была чистая правда, потому, что после аварии, я так болел, мне было настолько плохо и физически и духовно и морально. Ночью боялся спать, слышал какие-то голоса, слышал, что мертвые воют, где-то там под землей, запах какого-то тления доносился до меня, ужас, что происходило со мной.

После того как попал в аварию, делали операцию, была потеря крови, больше трех литров, операция шла одиннадцать часов, два раза давали наркоз. После операции находился в реанимации, врачи долго не могли запустить органы, работало только сердце, все стояло. Начался перитонит кишечника.

Мама сказала отцу, что я нахожусь в безнадежном состоянии, просила, чтобы отец привез ко мне своего знакомого экстрасенса. Когда его привезли в больницу, он стал делать руками бесконтактный массаж. У меня начали кишки шевелиться, это было таким чудом для меня, считал его сверхчеловеком. И он меня «спас», органы начали работать, возвратилась речь, начало давление подниматься. Общее состояние улучшилось. Потом, позже, всегда, когда себя плохо чувствовал, просил соседа и он машиной возил меня к этому человеку, и доездился до того за полтора года, по всей Кировоградской области к этим знахарям, что сам приобрел экстрасенсорные способности. Появились в руках биотоки, очень мощные, что оставляли на теле ожог, как после горчичника. Сила дьявольская была во мне невероятная, люди, которые приходили ко мне, это им очень сильно помогало, а мне становилось все хуже и хуже. И потом понял, что это все не работает, людей нельзя лечить, им надо профилактика от заболеваний, любовь к Богу и ближнему и не будут болеть. Попутно шел православным путем, впоследствии полностью на него переключился.

Говорил соседу, что дальше так не могу, у меня едет крыша, он посоветовал обратиться к батюшке. Приехал к батюшке, исповедался и впервые спокойно заснул, и проспал очень долго, целые сутки, появилось состояние покоя. Батюшка дал мне молитвослов. Каждое утро, просыпаясь, начинал с молитв, очень плакал, понимал, что происходит очищение души. Легко стало, для себя понял, православие — это спасение. В православии Бог, тут люди знают Бога, тут иконы и все остальное. Человек, не знающий истины, думает, что не зря люди церковь построили, службы правят в ней.

И тут интересный момент происходит в моей жизни, Господь являет Себя в помощи. После того, как Господь открыл значение Заповедей в жизни каждого человека, понял для себя, что мне необходимо начинать совершенно новую жизнь. Необходимо бросить пить, курить, ругаться. Пить как-то легко бросил, размышляя и анализируя, что в мою жизнь принесла выпивка, остался инвалидом на всю жизнь, я эту водку возненавидел. Размышлял себе так; необходимость человеку, кушать, если человек не будет кушать, он помрет, дальше, необходимость человеку одеваться, ну да, человек защищает себя от холода и потом, если человеку не одеваться, то могут не правильно понять, заберут куда следует. И сразу в моем сознании возник вопрос: — А какая необходимость пить? Если от водки одни неприятности в жизни, и бросил пить.

А вот с курением было намного сложнее.  Бросал курить самовнушением раз, наверное, восемь и ничего не помогало. И как-то пожаловался одной женщине, что не могу бросить курить. Это был первый человек в моей жизни, который обращал меня к Богу. А она мне говорит; — а ты разведи во дворе костер, собери у себя везде все окурки, возьми оставшиеся сигареты и брось все в огонь и при этом помолись. И попроси Бога, чтобы он помог тебе бросить, чтобы он прогнал лукавого, который искушает тебя. Так я и сделал, развел костер, сложил все туда, стал на колени и помолился, и попросил Бога защитить меня от лукавого.  И в этот день больше не курил. Настоящим чудом получилось то, что когда я на следующее утро проснулся, нормальные люди по утрам воду пьют, я же сразу сигарету выкуривал, было такое состояние, как, будто я всю свою жизнь не курил, и желание закурить отсутствовало. Слащавый запах дыма, которым меня постоянно искушал лукавый, исчез, наступила полная свобода. Это было таким потрясением для меня, понял, Бог Живой, действенный, сильный. Господь для меня стал такой реальностью, вера моя мгновенно возросла, она как ракета  взлетела в небо. И когда меня спрашивали;- ты веришь в Бога? Отвечал, что вера нужна человеку,  сомневающемуся в Боге, я не капли, не сомневаюсь, что Он есть. Как можно верить в Того с кем лично знаком, это больше, чем вера, это живые отношения.  Во мне появилась такая радость, которой захотелось поделиться с людьми, и я радостно спешил оповестить каждого, что Бог, живой, он действительно существует, по молитве помог мне бросить курить. Но все почему-то посчитали, что у меня крыша поехала после аварии.

И как-то одиноко мне было  самому. И просил у Бога дом, потому, то мы жили на квартире, и просил у Бога людей, таких как я, чтобы мы могли собираться вместе общаться, молиться, вместе радоваться. И в 1996 году Господь благословляет нас домом, нам дали помещение, которое использовалось в детском садике, как кухня.

Дальше последовал отказ от свинины. Людмила поехала в Красноярск на месяц, остался дома один, решил поститься и голодать. Одиннадцать дней ничего не ел, только одну водичку пил. Организм очистился, и когда приехала Людмила, приготовила картошку с свининой, поел, и мне так плохо стало. Пожелтел весь и сразу понял от свинины, приняли решение отказаться. Мой организм  отказался принимать ее.

Появилось множество духовных вопросов, на которые никто не мог мне дать ответ. Присутствовало чувство непонимания, одиночества. Решаю искать ответы на свои вопросы в Почаеве, самом сильном монастыре на Украине. Поехали в Почаев. Задавал батюшкам вопросы, и никто не мог мне на них дать ответ. И там, в центральном храме есть икона Богородицы, возле которой прибиты костыли, говорили, что один человек был болен ногами, попросил и получил исцеление, я же просил Богородицу, чтобы она взяла меня за руку и привела к своему сыну Иисусу Христу. И насколько искренне просил, что ночью мне приснился сон, через который Бог дал мне ответ, что моя молитва принята, и Господь осуществит мое желание.

После приезда домой из Почаева начал интенсивно внедряться в Православие, решил организовать у себя дома церковь. Думал, у них служба только в субботу и воскресенье, у меня же будет каждый день. Привез из Почаева, ладан, купил кассету с песнопениями почаевских монахов, купил также много свечей, попросил друга он мне сделал красивую резную икону. И вот целыми сутками у меня дома, раздаются на всю округу монашеские песнопения, курится ладан, горят свечи за здравие врагов, постоянные молитвы, дошло все до того, что у меня начала ехать крыша. У меня начала светиться икона, никто не видел, что она светится, я видел, и мне объясняли, что это особый знак от Господа.  Я думал в этом спасение, и искренне, выполнял все, спасаясь от врага. Каждый ходил в церковь по разным причинам, кто подзаработать, меня интересовал Бог и спасение. И чем искреннее я все делал, чем искреннее ожидал от этого получить спасение, тем сильнее у меня стала ехать крыша, я это просто начал за собой замечать.

Потом понял, что лечить людей нельзя, в православии не приветствуют экстрасенсов, хотя это одного поля ягода. Ни одна бабка-шептуха, не бралась ребенку «отроблять» (исцелять его),  если он не крещен в православной церкви. Бабка направляла в церковь на крещение, а церковь осуждает бабок-шептух, говоря, что они от дьявола. И когда понял, что лечить людей нельзя, перестал заниматься экстрасенсорикой, стал больше благовествовать, призывал  к покаянию. И многим это помогало, молился за людей молитвами изгонял бесов.  Усвоил для себя один момент,  что великую силу имеет молитва. И молился перед Богом и просил, и Господь отвечал. Отвечал мне на духовные вопросы, которые, меня интересовали, на моем уровне, на том уровне, на котором я мог понимать и принимать. Мне было интересно постигать механизмы жизни, за многим я наблюдал, размышлял, и Господь открывал. И мне приносило большую радость делиться своими открытиями с другими. Постоянно размышляя над механизмами жизни, открывая Господь, давал облегчение, становилось все легче и легче жить. И поражался постоянно. Это же так просто, как я этого раньше не мог понять. Видел много несоответствия в православии, один человек, хотел креститься в церкви, но у него не было денег, и он об этом мне сказал. Подошел к батюшке и задал вопрос, может ли он крестить человека, если у него нет денег. Последовала какая-то непонятная пауза, он не знал, что мне ответить, и начал как-то уходить от ответа. Меня это так возмутило, внутри все протестовало, и задал вопрос:- Сколько денег  заплатил Иисус Христос Иоанну крестителю, за то, что он крестил Его в водах Иордана?  Почему путь к Богу лежит через деньги? А если у человека нет денег, чтобы заплатить, то значит и дорога, к Богу для него закрыта? После чего батюшка дал согласие на крещение. Не знал, как оно должно быть, но где — то в глубине сердца понимал, что совсем не так происходит в этом мире, все должно быть как — то по-другому.

С 1994 года  искал Бога, искал ответы на свои вопросы, было очень тяжело самому. Смотрел постоянно программы Рика Реннера, «Клуб 700», и все впитывал как губка в себя. По радио слушал христианские программы, очень сильно интересовало все, что связано с Богом. Искал верующих людей, было очень одиноко. До 1998 года Бог вел меня одного, и многому  научил, Библию я не мог читать, читал только вслух книгу Откровение, и во мне что-то переворачивалось  внутри. В 1998 году приезжают адвентисты из Южной конференции, Анатолий Налчанжи и Геннадий Чебан, и проводят в нашем поселке программу. Живу недалеко от дома культуры, пригласили на программу, стал ходить, но ничего интересного, для себя нового не услышал и перестал посещать программу. И как-то мы на площади стояли, шла Лариса Бондаренко, и пригласила на программу. Ответил, что ничего нового для себя там не открыл. Она сказала: «Идем, там уже такое интересное рассказывают», и я пошел. Захожу в зал, и тут сестры из Кривого Озера, вышли на сцену и начали петь песню «Он так любит всех нас, что оставил Небо, и пришел в этот грешный мир, чтобы нас спасти» и в этом момент опять слышу голос, тот, который обращался в Сибири: «Валера — это твое, родное, то, что ты так долго искал!» И при этом сердце наполнилось невероятной радостью.

С того времени стал постоянно ходить на программу, но при этом пошел в храм праздновать православную пасху. Стою в храме, пою и опять слышу голос: «Валера, выходи отсюда, ты уже тут все выжал, для тебя тут больше ничего нет». Сначала испугался, а потом вспомнил, слова «Это твое, родное!», и сердце опять наполнилось радостью. И дальше, то, что братья говорили на программе, Бог меня этим истинам уже научил, и это вызывало в меня такой восторг и радость, понял, что это Божьи  люди и Божья истина. Понял, что во мне что-то воссоединилось. После программы мы остались в Доме Культуры изучать дальше Библию, и готовиться к крещению.

Потом из администрации пришло распоряжение, и нас попросили покинуть заведение, а позже появилась статья местного батюшки, в которой говорилось, что некоторые променяли веру отцов и дедов на веру Джонов и Биллов, привезенную из-за океана, мы все были объявлены христопродавцами и сектантами.  Нас была группа одиннадцать человек, вышли на площадь и стали размышлять, куда пойдем, сказал: «Пошли ко мне».  И как зашли в мой дом, так, два с половиной года у нас дома собиралась церковь, проходили собрания, двери моего дома не закрывались, одни уходили, другие приходили. И таким образом Господь ответил на мою молитву,  в 1996 году дал дом, а в 1998 благословил братьями и сестрами.

Бог настолько близко присутствует в моей жизни, я не теоретик, но меня всегда интересовали практические вопросы, каждый день искал выход из сложившихся  обстоятельств, и Господь отвечал, давал выход. Мое христианство, оно есть более практическое, нежели теоретическое, постоянно убегал о дьявола к Богу,  может кто-то пришел к Богу от праздности, может кто-то  пришел к Богу через программы, через здоровый образ жизни, враг дышал мне в затылок.

Постоянно искал Бога, постоянно вижу Бога в своей жизни, особенно после шестой Полевой школы. Проповеди  пастора Сергея Молчанова, о благодати, да и вообще, сама атмосфера, и все, что происходило там перевернуло всю мою жизнь.

И что еще хочу сказать, вообще, как появились это свидетельство, и многое другое, написанное мной в интернет-газете «Путь» — это  доверие. Работая на стройке, пьянствуя, ругаясь и морально разлагаясь, я настолько забыл все простые человеческие слова, мы ругались по-черному, настолько деградировал, знал одни матюги, и попадая в нормальную человеческую среду молчал, и за последние двадцать лет ручки в руках не держал, не написал никому даже открытки. На седьмой  Полевой школе задал Богу вопрос: «Что Ты хочешь, чтобы я делал? Чем могу быть полезен Тебе?»

Господь не сказал мне, мол, Валера, начинай писать опыты свои, чтобы прославить имя Мое, а начал действовать через Максима Балаклицкого после моей поездки в Харьков с Валерием Ивановым. Максим предложил писать на сайте, и когда появилась статья «Я был на вершине, там пустота», и в конце, было написано: «Подготовили Анастасия Вертикова и Валерий Журавский», это было таким шоком и одновременно толчком для меня, я увидел в этом большое доверие, понял, что меня ценят, во мне что-то пробудилось.

Понимая, что я не участвовал в подготовке этого текста, все сделала Анастасия, был вдохновлен доверием.  Мой друг и брат, которого даровал мне Господь, Сергей Бурылин, часто мне говорил, ты представляешь, что Бог для тебя сделал, сам Максим Балаклицкий учит тебя писать, Господь вел этим путем. Друзья, это не я пишу, это Господь во мне.

Человеческая жизнь полна скорби и страданий. Кому-то даются не любящие и отвергающие родители, а кому-то гордая, надменная и высокомерная жена, а в жизни другого,  Господь посылает даже сумасшествие (Навуходоносор).   И все это происходит ради одного — достигнуть в человеке смирения, научить любить.

Всякое испытание, каким бы тяжелым и горьким оно ни казалось, окажется благословением для того, кто переносит его с верой. Тяжелый удар, превращающий в прах все радости земные, может обратить наш взор к небесам. Сколько людей никогда не познали бы Иисуса, если бы скорбь не побудила их искать у Него утешения!   Превратности жизни являются Божьими орудиями, посредством которых Он очищает наш характер от недостатков и шероховатостей. Обтесывание, шлифовка, обжиг и полировка причиняют боль. Тяжко, когда тебя прижимают к точильному колесу. Но камень, обработанный таким образом, готов занять свое место в небесном храме. На бесполезный материал Господь не затрачивает столько труда и заботы. Только Его драгоценные камни полируются так, чтобы они соответствовали Его великолепному дворцу.

Если мы хотим ходить во свете, нам надо впустить Христа в свое сердце и свой дом. Семья должна стать всем, что сказано о ней в Слове Божьем. Она должна быть уголком неба на земле, местом, где любовь и привязанность не подавляются, но возрастают. Наше счастье зависит от этой любви, сочувствия и истинной вежливости по отношению друг к другу. В нашем мире так много черствых людей лишь потому, что истинная привязанность и любовь считались слабостью, а потому всячески подавлялись. Самые лучшие свойства души у таких людей были неправильно восприняты и перестали развиваться уже в детстве, и если лучи Божественного света не растопят лед черствости и эгоизма, их счастье будет навеки похоронено. Если мы хотим иметь такое нежное сердце, каким оно было у Иисуса, когда Он жил на земле, и такое же святое сострадание, которое испытывают ангелы к смертным грешникам, то должны развивать у себя сострадание, присущее простым и непосредственным детям. Тогда мы очистимся, облагородимся и будем руководствоваться небесными принципами.

Верю, у Господа есть путь для каждого человека, которым Он всех нас ведет к вечности. Человечество в лице Адама и Евы через свой выбор, очень легко отказалось от Бога, дорога домой, проходит сквозь жизненный ад страданий мучений и лишений. Кого-то Господь проводит  через болезнь, все происходит из — за нашего я, чем больше я тем, труднее и тернистее путь, но все делается, ради нашего смирения,  ради нашего блага, ради одной цели, встреча в вечности со Христом.

«Так говорит Господь, Искупитель твой, Святый Израилев: Я Господь, Бог твой, научающий тебя полезному, ведущий тебя по тому пути, по которому должно тебе идти». (Ис.48:17)

Хочу с сокрушенным сердцем и глубоким раскаянием признать здесь, что я полностью заблуждался относительно сущности любви. Ждал, что меня будут любить, но это жалкая иллюзия, приносящая в жизнь человека, лишь только боль и страдания. А оказывается, что настоящим блаженством для человека является то, когда он любит… потому что когда он любит,  никогда не будет чувствовать себя одиноким, отверженным, потому что все покрывает Любовь!

Валерий Журавский

Рубрика: Образ жизни, Опыт с Богом


RSS канал Следите за поступлением новых комментариев к этой статье через RSS канал

Оставьте свой комментарий к статье:

Для форматирования своего комментария (жирный, курсив, цитировать) - выделите текст в окне курсором и нажмите одну из кнопок форматирования. Более подробно об этом читайте на странице "Помощь".
Если Вы желаете исправить свой комментарий или удалить его - напишите нам в редакцию.
Запрещается размещать комментарии через прокси-сервера, с целью скрыть свои данные.
Запрещается размещать комментарии с использованием множественных фиктивных имен с целью создать видимость участия в обсуждении группы людей. Постоянные псевдонимы допускаются.
Запрещается размещать в комментариях URL ссылки на статьи, размещенные на сайтах враждебных к Церкви АСД или призывающих к расколу, независимо от изложенного там материала.
Если, по Вашему мнению, какой-то комментарий является оскорбительным или унижающим Вас или Ваши религиозные верования, или является таковым в отношении других читателей - напишите нам в редакцию. Мы рассмотрим этот вопрос, и если нужно, примем меры.
© Интернет-газета "ПУТЬ", 2006-2016
При использовании материалов указывайте эл.ссылку на цитируемую статью, в бумажной публикации – короткую ссылку на наш ресурс. Все права на тексты принадлежат их авторам. Дизайн сайта: YOOtheme GmbH. Техническая поддержка сайта: info@asd.in.ua

Христианский телефон доверия: 0-800-30-20-20 (бесплатно по Украине), 8-800-100-18-44 (бесплатно по России)
или с мобильного: Life (093) 50-157-80, МТС (066) 707-000-5, Киевстар (098) 707-000-5.