Муж стал везде говорить: «У нее такой Бог — ну что хочешь может сделать!»

02-10-2013, Просмотров: 1 465

Светлана Тищенко, реабцентр Крок за крокомКиевлянка Светлана Тищенко рассказывает, как ее сын освободился от наркотиков, муж от алкоголя, а она оказалась во главе реабцентра с полумиллионным бюджетом и обрела полноту жизни.

Всё началось с того, что сын начал употреблять наркотики. Об этом я узнала совершенно случайно, найдя у него в кармане шприц, когда его не было дома. Я взяла этот шприц и пошла в милицию за помощью. В милиции мне сказали:

— «Мамочка, помочь ничем нельзя. Из наркомании выхода нет. Единственное, что мы можем – это вывезти его в лес и закопать».

Из милиции я ушла в слезах и поняла, что нужно самой узнавать, как от этого избавиться. На тот момент я была абсолютно неверующим человеком, в институте я сдавала «Научный атеизм», и для меня верующие люди — это темные, заблуждающиеся, которые верят всяким сказкам.

Конечно же, я очень переживала за жизнь своего сына и искала пути, как его вылечить. Однажды он лежал в больнице, по поводу наркомании, и с ним хотел поработать психолог, но сын отказался. Тогда психолог обратился ко мне и предложил свою помощь. Мой сын видел проблему, но он не был ещё на той стадии, чтобы хотеть лечиться. Психолог привёл меня на занятия для родственников зависимых. Посещая эти занятия, я постигала мудрость, как себя вести с наркоманом, чтобы он захотел лечиться.

Затем я вплотную познакомилась с проблемой мужа. Оказывается, он был алкоголиком. Он работал, как все люди, его уважали на работе, но он при этом часто пил. По всем признакам, которые я узнала на этих занятиях, у него всё-таки был алкоголизм, но, в первую очередь, нужно было спасать ребёнка.

На эти занятия я ходила 2 года с целью научиться вести себя так, чтобы мой сын всё-таки обратился за помощью, чтобы я помогла вылечить его от наркомании. И это очень важный момент, поскольку, помочь человеку можно лишь тогда, когда у него есть очень большое желание. Мы нашли реабилитационный центр «Ступени» для наркозависимых в г. Одесса. Сын поехал туда лечиться на полгода и приехал абсолютно другим человеком. Поправился, в 6 утра встаёт делать зарядку, спрашивает меня, что помочь. Употреблял он наркотики 6 лет, был худой, сгорбленный. Были проблемы с людьми, милицией. Кому только должен он не был, воровал из дома. Программа для родственников построена так, что она учит смотреть на себя, анализировать свою жизнь, характер, поступки. Это программа с использованием 12-шаговой методики помогает поверить, что есть Сила, которая может помочь. Тут я столкнулась с тем, что есть Бог, а какой Он я совершенно не знала. И я начала поиски, чтобы узнать хоть какую-то информацию о Боге. Я ходила по разным религиозным конфессиям. Как все начинала с православных, поскольку на Украине распространено православие. Попадала в нелепые ситуации, которые меня настораживали. Однажды я была в одном из православных соборов, там проходило венчание, и молодые принесли пожертвование в церковь: продукты, выпивку. И я увидела, как 2 церковнослужителя схватились за одну бутылку и один тянет в одну сторону, а один в другую. И я подумала, почему люди находясь в храме, так себя ведут, наверное что-то не то с этим храмом.

Эти поиски закончились тем, что я познакомилась с женщинами, которые были адвентистками, и они меня пригласили на евангельскую кампанию, которая ответила мне на многие вопросы. После евангельской кампании я приняла крещение. До крещения я ходила на богослужения, и у меня была вредная привычка – я курила. Курила я 25 лет. Приходя на служение я смотрела на людей и думала, что они имеют преимущество, ведь я курю и никак не могу отказаться от этой зависимости. 12-ти шаговая программа говорит, что если ты сам не можешь решить проблему, то поручи её Богу. Я попыталась это сделать в отношении курения, и со мной произошло чудо просто на физическом уровне. Вечером, плача, я попросила Бога, а проснувшись утром не почувствовала тяги к курению. Такого со мной раньше не было. Мне Бог показал, что Он есть, и через неделю я приняла крещение. Моя жизнь приобрела новое качество, несмотря на то, что сын ещё употреблял наркотики.

Эта 12-ти шаговая программа – духовная. Она не религиозная, так как не ориентиована ни на какое направление религии, а подводит к общечеловеческим ценностям, таким как честность с собой, истинная любовь к ближнему. Мы с сыном начали говорить на одном языке, он делился со мной своими проблемами. Мой сын менялся, но он не имел работы и был на моём содержании. Я ему сказала, что у нас есть коробочка, где лежат деньги, и он может брать их на проезд или на нужду какую-то. По прошествии нескольких дней сын мне сказал:

«Мам, я хочу поговорить с тобой. Я хоть и после центра, но я же наркоман, и не могу с собой совладать. Я когда опускаю руку в эту коробочку с деньгами, хочу забрать всё, чтоб там ничего не осталось. Давай сделаем не так. Мне с этой коробочкой не совладать. Давай каждый день ты будешь давать столько, сколько считаешь нужным, чтобы я к этой коробочке не прикасался».

Он честно сказал, что с ним происходит, хоть он мог этого мне не говорить. Для наркозависимого это очень ценный поступок. И сейчас сын ведёт трезвый образ жизни, у него свой бизнес, семья, у меня есть внучка.

После того, как я увидела, что эта программа эффективно работает, я решила помогать другим людям. Есть государственная наркология, но она абсолютно не лечит от наркомании. Сначала я помогала людям таким, как я посещая собрания Ал-Анон (группы для родственников нарко и алко зависимых по программе 12 шагов). Создавала новые группы, всячески старалась поддержать людей, которые столкнулись с проблемой наркомании. Я видела, как они были благодарны за поддержку, потом появлялись результаты, родители успокаивались, дети становились трезвыми. Это настолько вдохновляло, что я шла дальше. Меня пригласили работать в частный реабилитационный центр для наркозависимых. Реабилитация была дорогой, и я сожалела, что люди, не имеющие денег, не могут получить помощь. Тогда возникло желание создать бесплатный центр для малоимущих. Была у меня поддержка среди трезвых наркозависимых. Таким образом в 2000-м году мы объединились для создания такого центра.

— Как созрел такой решительный шаг? Вашему сыну стало хорошо, но остальные, это же не ваша проблема?

— Если оглянуться назад, то ситуация так складывалась, что по-другому я поступить не могла. Первое высшее образование у меня по специальности «Технология изделий из кожи». Я работала технологом, но в то время перестройки, когда предприятие было в упадке, зарплату в деньгах мы практически не получали. Заработанное нам выдавали бартером, то есть обувью. И приходилось эту обувь продавать. Затем, по известной схеме, предприятие объявили банкротом и всех сотрудников отправили на биржу труда с выплатой пособия по безработице. Благодаря тому, что я прошла обучение на тренинге в Польше по организации работы телефона доверия для людей, которые столкнулись с проблемами алко, нарко и других зависимостей, мне предложили работать на национальном телефоне доверия. Приходилось дежурить круглосуточно, плюс я стояла на учёте в центре занятости, который меня направил на компьютерные курсы. Работая на телефоне доверия, я получила опыт, помогая людям. Люди звонили с криком души и, к моей радости, я могла помочь, зная проблему. Я постоянно училась. Училась в группах, на тренингах, поступила в МАУП на специальность «Практическая психология». После телефона доверия, вместе с группой единомышленников, мы создали реабилитационный центр для наркозависимых, и нам предложили помещение. Мы своими силами сделали ремонт, начали работать. Приходило много людей. О нас даже написали в газете. Наш центр стал популярным, мы создали конкуренцию городской наркологии, и главный нарколог сказал подчинённым, чтобы нас убрали. Это было в Киеве. Мы работали в помещении государственной наркологии, снимали первый этаж трёхэтажного здания. Случалось так, что люди шли не в городскую наркологию, а к нам. Мы консультировали всех, кто к нам приходил. Говорили правду о лечении, о болезни. У нас была терапевтическая группа примерно 12 человек наркозависимых. Лечение амбулаторное, то есть они уходили на ночь домой. Консультанты, бывшие зависимые, персонал порядка 10-ти человек. Для нас каждый человек был на счету. По началу консультанты провожали пациентов домой, чтобы у них не произошёл срыв. В основном, люди, прошедшие у нас курс реабилитации , живут трезво, мы о них знаем. Их порядка ста человек за период около двух лет. Результаты вдохновляют работать.

— А какой процент освободившихся от наркомании?

— Сложно сказать о проценте. Наркомания – хроническая болезнь, которая даёт рецидивы на протяжении всей жизни. Могу сказать, что по окончании курса реабилитации почти все пациенты выходили в стойкую ремиссию. Есть случаи, когда нарушают рекомендации центра и затем следует «срыв». Иногда мы видим, что человек год трезвый, потом он срывается, снова приходит к нам и, пройдя программу, снова возвращается к трезвой жизни.

— Вернемся к главному наркологу.

— Нас выставили. Сказали, что сюда нас уже не пустят. Пришлось искать другое помещение для работы реабилитационного центра. Было обидно, ведь мы сделали ремонт, завезли хорошую мебель, но так как не было другого помещения, мы не могли её забрать. Успокаивало то, что на мебель не тратили денег. Это всё сотрудники приносили. Затем мы нашли частную квартиру и проводили реабилитацию там, ведь мы не могли выставить на улицу людей, проходивших реабилитацию. Когда помещения не было, то занятия группы самопомощи – Ал-Анон , один раз в неделю проходили у меня на квартире. С одной стороны это была нагрузка, ведь нужно было принять большое количество людей. Но это был и большой плюс для моей семьи. Мой муж на тот момент выпивал. Он видел, что приходят люди учить что-то, иногда он слушал, иногда помогал чай приготовить, за чаем вступал в беседы. Сейчас он говорит, что эти группы помогли ему стать трезвым. Все произошло за один день. Он много читал об этой болезни и всем рассказывал, что есть такие занятия, и даже водил других людей, но свою проблему не видел, ведь он не валялся нигде, имел работу, уважение. И в один момент, видя что происходит со мной, что произошло с сыном, однажды утром он сказал, что он алкоголик, самый настоящий и нечего ему учить других, ведь ему тоже нужно лечиться.

Вечером я пришла, а его нет. Придя, он сказал, что был в обществе анонимных алкоголиков. Сказал, что пить больше не будет. У него не было срывов. Он сделал для себя вывод, что ему это не нужно. У нас на праздниках и днях рождения нет спиртного. Приходят гости, и всё проходит весело.

Во всём, что со мной происходило, я вижу дорогу, которую выстраивал Бог. С одной стороны закрыли предприятие, нужно было что-то делать. Попала на компьютерные курсы. Я вообще к компьютеру боялась подойти. Бог создавал такие условия и приводил таких людей, с которых можно брать пример. Я была на обучении в Польше. А перед этим у меня стояла задача научиться работать на компьютере, а я его боялась и думала, нужен он мне или нет. Может я без него обойдусь. И на одном занятии в Польше пожилая женщина — преподаватель, которой 75 лет поделилась своими мыслями. Она рассказывала, что работает на компьютере, и как она к этому пришла.

«Я 2 года работаю на компьютере» – говорила она. «У меня мама 103 года, лежачая, и я за ней ухаживаю. Я думаю, раз моя мама дожила до такого возраста, значит и мне уготован такой срок, а что я буду делать? Буду также лежать? Я не хочу так лежать, я хочу делать что-то полезное. И я решила помогать людям, оказывая услуги телефона доверия по интернету. В 73 года я решила изучить компьютер. Уже 2 года я оказываю услуги телефона доверия по интернету. Мне пишут со всего мира.»

Я сделала для себя вывод, что если женщина в таком возрасте решила освоить компьютер, то мне бояться стыдно, ведь я намного моложе. Тогда и решила тоже освоить компьютер. Работая сутками на телефоне доверия я имела доступ к компьютеру, а т. к. мне предстояло регистрировать общественную организацию, но денег лишних не было, всё приходилось делать самой. Я стала делать всё на компьютере. Помогали мне сотрудники и, таким образом, я осваивала компьютер. Бог посылал мне юристов, которые помогали мне составлять устав общественной организации.

Продолжать деятельность реабилитационного центра на квартире, было очень сложно. Соседи начали присматриваться, что за люди ходят, так как это было в жилом доме, а к нам приходило по 10-15 человек. Мы начали искать помещение, и Божье благословение постоянно сопутствовало в этом деле. Я молилась Богу и говорила, что денег у меня нет. Есть знания, есть руки, ноги, я могу что-то делать. Получение помещения растянулось на 2 года. Для того, чтобы взять коммунальное помещение в аренду нужно, чтобы разрешение дал мэр. Мы собрали пакет документов, статью в газете о нас, подписи людей, которые поддерживали нас, и отправили мэру. Спустя время, к нашей всеобщей радости, пришла резолюция дать нам помещение. Но когда я пришла в управление, которое даёт помещение и попросила предоставить его, мне ответили: «Вы смешная женщина, у нас вон целый шкаф таких распоряжений. Нет помещений в городе». Я не ожидала такого ответа и расплакалась. Одна из инспекторов, пожалев меня, вывела в коридор и сказала, что не так нужно помещение получать, и посоветовала прийти в ЖЭК и попросить показать свободные помещения, а мы, так как есть резолюция, предоставим его вам. Я нашла инспектора, и она поводила меня по свободным помещениям, а мне понравилось, то в котором мы находимся сейчас, оно подходило по площади – 150 кв.м. Здесь был зал с колонами и больше ничего не было. В нём размещалась организация инвалидов, которая вскоре должна была выехать. Мы ждали 8 месяцев, пока они переселятся. Они бы и дольше были, но мы им помогли. Их переселение зависело от того насколько быстро им в новом помещении сделают ремонт. Нашлись люди, к которым мы обратились, чтобы им ускорили ремонт. Получив помещение в аренду, мы увидели, что не было ни туалетов, ни воды, просто один зал. Я была в отчаянии, ведь пригласить сюда кого-то работать нельзя и я стала думать, к кому обратиться, чтобы обустроить это здание. Я пригласила одного состоятельного человека, и он говорит: «Я могу дать 5000$, а больше у меня нет».

Но 5 тысяч мне не подходило, мне нужно было минимум 30 тысяч. Я молилась и пошла на прием к депутату. Была большая очередь и выслушать мою проблему предложил его помощник, по окончании он сказал, что денег у депутата на ремонт центра нет. На что я предложила написать письмо от имени депутата в «Киевгорстрой», с ходатайством сделать ремонт. Мы совместно подготовили письмо, и через неделю меня разыскал генеральный директор предприятия с просьбой показать помещение, которое нужно ремонтировать. Я показала помещение, и он спросил, в течении какого времени нужно сделать ремонт, пообещав, что смогут выполнить всё за 2 недели. Видя реальный объем работы, я попросила не торопиться. Это был январь, мы согласовали срок ремонта — 2 месяца. Рассчитывая в начале весны — 1 марта начать работать.

Рядом «Киевгорстрой», строили высотные дома и одновременно ремонтировали нам помещение. Мне пришлось стать прорабом. Мы заказали проект капитального ремонта в проектном институте. В этот проект входили перегородки, электричество, санузлы. В проектном институте мне советовали не связываться с «Киевэнерго», говоря буквально – «вы там погибнете», но выхода другого не было. Я пошла и всё уладила наилучшим образом. Ремонт продолжался 8 месяцев. Спрашивали, какой предпочитаете цвет стен в какой комнате, какие унитазы. Я участвовала в планёрках этой строительной компании. Люди попались хорошие и делали всё добросовестно. После ремонта я привезла из дома стол и два стула. Везде было пусто, а чем же обустроить. На наше счастье, была знакомая в адвентистской школе, и у них была плановая замена мебели. Нам отдали парты и стулья. Спасибо директору школы Наталье Лазаревей, мы до сих пор пользуемся этими школьными партами.

Для того, чтобы оказывать бесплатную помощь людям и реализовывать необходимые программы, нужны деньги для зарплаты сотрудникам, оплаты электроэнергии, приобретения бумаги. И здесь произошло чудо. Ранее я была на приёме в организации «Международный альянс по ВИЧ/СПИДу». Это организация финансирует проекты по борьбе с наркоманией и ВИЧ/СПИДом. Я к ним пришла с просьбой о финансировании реабилитационного центра для наркозависимых. Но мне сообщили, что подобные проекты работают, и воможности нас финансировать нет. Меня расстраивало, что время шло, а результата не было. Но когда сделали ремонт, был телефонный звонок из Альянса, о том, что у них есть желание и возможность нас финансировать. Для меня это было очень ценно, что именно в своё время поступило жизненно необходимое финансирование для работы нашей организации. Причём финансирование было серьёзным, на полмиллиона гривень. Мой муж стал говорить окружающим, что у меня такой Бог, что выполняет всё, о чём бы я Его не попросила.

Кроме того, у нас было сотрудничество с государственной организацией — «Киевский городской центр социальных служб для молодёжи», но они программ по наркомании не проводили. Я, когда узнала, что есть такая структура, предложила им свою команду консультантов, говоря, что мы можем реализовывать такие программы. Они избегали иметь с нами дело. Тогда я попросила их написать нам отказ. Они поняли, что официально они отказ написать не могут и предложили нам сотрудничество – финансирование программы психосоциальной помощи семьям в контексте наркозависимости. На первых порах нам дали всего одну комнату, а в других был ремонт. Отремонтировав помещение и предоставив нам его в пользование, приехал руководитель этой соцслужбы с поздравлением по этому случаю. Все вместе мы пили чай, делились радостями и планами на будущее. И вдруг руководитель соцслужби говорит: «Вот я до сих пор не понимаю, зачем мне всё это надо было». А мы понимали, что всё, что произошло – финансирование программы, предоставление бесплатно помещения для её реализации нужно было Богу.

Финансированием были предусмотрены телефонная линия, факс, компьютеры, мебель и зарплаты. Мы работаем с 2004 года. Финансирование увеличивается, произошло расширение нашей сферы деятельности. Мы начинали как реабилитационный центр теперь занимаемся больше профилактикой ВИЧ среди наркозависимых. У нас проходят программы, как для родственников, так и для самих зависимых. Сейчас мы больше работаем с активными потребителями наркотиков. Это очень трудный процесс, забирает много энергии. Интереснее работать с выздоравливающими наркоманами, когда у них есть желание менять свою жизнь, осваивать новые подходы и принципы, каждый день можно видеть позитивные результаты. С активными тяжелее работать, изменения происходят медленнее. С целью обезопасить наркозависимых от заражения ВИЧ-инфекцией и другими болезнями, которые передаются через кровь мы раздаем им шприцы, спиртовые салфетки, брошуры, презервативы,. При этом обязательно консультируем, что очень важно, рассказываем, что нужно делать, чтобы не заразиться. Рассказываем о путях выздоровления, если человек этого хочет.

Сегодня в организацию пришло двое парней, бывших наших клиентов – активных потребителей наркотиков, которые совсем недавно обменивали шприцы, приходили на тренинги. Я их спрашиваю:

-«Как дела у вас ребята»

Они:

-«Нормально»

-«Как у вас дела с употреблением?»

-«А у нас нет употребления»

-«Как у вас нет употребления?»

Один сказал, что уже месяц не употребляет наркотики, даже не курит, а второй, что он месяц не употребляет, но ещё курит. Я их поздравила, угостила шоколадкой. Бог говорит мне, чтобы я не отчаивалась, не строила планов, как я хочу, а Он направляет меня туда, куда считает нужным. Ведь кажется ничего особого не происходит, обмениваем шприцы, раздаем салфетки, консультируем. Но когда приходят наркозависимые, и мы говорим им правду, не возносясь над ними, говоря на их языке, стараемся поддержать, получается, что видя такое отношение, чистоту, уют они задумываются и хотят жить лучше.

Однажды к нам пришла девушка-наркоманка, которая жила в доме для сноса, в развалинах, то есть БОМЖ. Они там варили наркотики. Она приходила к нам на занятия, с единственной целью согреться и поесть, так как после каждого занятия мы угощаем участников чаем, бутербродами, сладостями. В это время происходят самые душевные и откровенные разговоры. Посмотрев на всех, она говорит: «Вы меня извините, но я не могу снять блайзер, потому-что у меня в волосах насекомые (вши)». Её никто не осудил, и единственное, что сказали, что это обычно так и бывает, когда живёшь в развалинах без воды. Побывав у нас, эта девушка пошла в церковь, правда харизматическую. Там она познакомилась с людьми, и они её повели дальше. Затем она получила наследство из-за рубежа и сейчас живёт не употребляя наркотики. Много людей оставляют наркотики, живут трезво. Вначале они становятся волонтерами нашей организации, затем сотрудниками. Почти все наши сотрудники – это те наркоманы, которые живут трезво, а их около 30 человек. Это просто супер! Я требовательный руководитель и нацеливаю их, чтобы они работали на высоком квалифицированном уровне, работали с отдачей, а это для них не просто. Ведь они никогда не работали. В прошлом они не сталкивались с понятиями — прийти вовремя на работу, вовремя уйти. Как выполнять обязанности.

Теперь значительной частью моей жизни стали размышления и анализ моей жизни и моего характера, поведения и поступков. Я стараюсь понять как изменить себя в лучшую сторону, как научиться любить других людей, не осуждая, а принимая их такими, какие они есть сегодня. Стараюсь свою жизнь сделать интереснее, ведь я ценю то, что Бог сделал на нашей земле. Он ведь столько дал благ. Какая красивая природа. Можно заниматься спортом, иметь какое-то хобби. Я, например, увлекаюсь рыбалкой, играю в настольный теннис. Играю со своими клиентами. Стараюсь жить полноценно радуясь жизни, ведь Бог сделал всё, чтобы жить полноценно и не падать духом, не впадать в депрессию. Я научилась водить автомобиль, в мае будет 2 года. До этого меня возил муж. Он попал в аварию, разбил машину и сказал, что за руль не сядет, чтобы я шла и сдавала на права. Я плакала. В автошколе сидят одни молодые, а я дорожные знаки запомнить не могу. Многие умеют водить машину, разбираются. Мне пришлось приложить усилия в учёбе, я вооружилась диктофоном и прослушивала лекции автошколы по нескольку раз и, что интересно, я всё сдала с первого раза и получила права без взяток.

Я не уникум, я самый посредственный человек, за всё благодарю Бога. Для меня важно быть гибкой, не упираться. Муж иногда говорит, что я хотела создать реабилитационный центр, а не то, чем я занимаюсь сейчас. На что я отвечаю, для меня главное идти в том направлении, куда Бог меня ведёт. В принципе я могу упереться, приложить немало усилий для работы реабилитационного центра. Но появились трезвые наркоманы, которые были у нас, и они сделали лучшие центры для освобождения от наркомании. Я думаю, что это более ценно. Самое главное положиться на Бога и идти туда, куда Он ведёт, и Он приведет туда, куда нужно. Всё, что происходит с человеком, приближает нас к Богу.

Светлана Тищенко,

руководитель общественной организации Центр психосоциальной реабилитации «Крок за кроком»

Вопросы Максима Балаклицкого

 

От наших спонсоров:
Для начинающих и опытных пользователей в Москве компьютерные курсы по популярным программам: 1С, ArchiCAD, AutoCAD, Photoshop, 3ds Max, веб дизайну. Звоните! С нами освоить компьютер просто!

Рубрика: Здоровье, Образ жизни, Опыт с Богом, Педагогика, Семья, Социальное служение, Церковь и общество

© Интернет-газета "ПУТЬ", 2006-2017
При использовании материалов указывайте эл.ссылку на цитируемую статью, в бумажной публикации – короткую ссылку на наш ресурс. Все права на тексты принадлежат их авторам. Дизайн сайта: YOOtheme GmbH. Техническая поддержка сайта: info@asd.in.ua

Христианский телефон доверия: 0-800-30-20-20 (бесплатно по Украине), 8-800-100-18-44 (бесплатно по России)
или с мобильного: Life (093) 50-157-80, МТС (066) 707-000-5, Киевстар (098) 707-000-5.